Меню

Демон цветов как убивать



Дневник Демона Цветов

(Говорят, первая книга была написана демоном, и говорят, что в ней можно узнать о судьбах мира. Но для кого написана она? «Скажи, а какой бы мир ты хотел? Если бы ты мог создать новый мир, каким бы он был?» (Еще одна история из Легенды о Слепых Богах»)

Давным-давно и далеко-далеко внизу, под корнями Великого Древа, в пространстве, что называлось тогда просто «пространством», жили существа, называвшие себя демонами. Они жили в пространстве, наполненном светом и звуком, и был оно самым светлым из всех частей дерева, оно было даже ярче чем Вершина Древа, где обитает Аттрактор,- тот кто, создал наш мир… Жили там, где было возможно все. Но сами демоны были черны как ночь, так как они вобрали в себя всю тьму, что должна была быть глубоко под корнями Древа. Демоны не хотели подчиняться Аттрактору, сказав: Мы будем сами решать, что сделать темным, а чему следует сиять. В своем самомнении они дошли до того, что создали оружие, которое могло противостоять даже Аттрактору. День и ночь они создавали его, день и ночь, день и ночь, создавая его из света и тьмы, из тишины и звука, из случайности и неопределенности. Каждый из демонов вложил в это оружие часть самих себя. И конце — концов оно было готово. Они назвали его Сердце Хаоса…
Этот монстр, созданный из всего, что есть в Хаосе, должен был стать самым грозным оружием, вселяющим страх и ужас в обитателей Вершины Древа, но отчего-то Сердце Хаоса оказался самым несчастным существом, что обитало там. И он вовсе не хотел становиться оружием.
«Пожалуйста, не нужно, я не хочу сражаться, я не хочу вселять страх и ужас,- молил он.-Кто-нибудь, прошу, освободите меня из этого поля цветов. Почему, почему все, что я вижу вокруг — лишь одни цветы?» – так шли годы и века, а Серце Хаоса все еще обитал на том поле цветов. И хотя каждый сказал бы, что это самое красивое место в Хаосе, он так не считал, ведь оно стало его тюрьмой.
«Для чего вы создали меня?» – спрашивал он у демонов, но они лишь молчали, так как опасались говорить с ним. Даже они стали бояться его силы, так как вскоре весь свет Хаоса сосредоточился на том поле цветов, а остальные земли погрузились во тьму.
Наконец, слухи о том, что некто более могущественный, чем даже Аттрактор, обитает под конями Древа, достигли Вершины. И тогда Аттрактор решил, что он хочет погасить этот свет. Так как в самом начале, когда он только сотворил этот мир, было решено, что под корнями его будет только тьма. Чтобы наказать дерзких демонов и погасить свет Сердца Хаоса, Аттрактор направил своего сына по имени Бифуркатор сделать это. Бифуркатор был послушным сыном, и сказал:
«Я с радостью сделаю это отец».
После он спустился к корням этого мира, пронзил своим мечом землю у них, и провалился во тьму. Но… вопреки его ожиданиям, он попал в свет.
«Мне не сказали, что здесь так много света. Я не вижу ничего. Почему здесь растут цветы, которые должны быть только на поверхности?» – спросил он, удивившись.
Он посмотрел направо, и там были только цветы, посмотрел налево, и там были только цветы, посмотрел назад, и там были только цветы, взглянул прямо и увидел только цветы. Голубые, красные, желтые, синие, цветы которым у него не было названия.
«Почему их так много? Я не знаю, куда мне пойти».
Своим мечом он срезал множество цветов перед собой, они рассыпались без следа, но тотчас же вырастали снова.
«Если так, где мне искать Сердце Хаоса? Я не могу даже сказать, в каком направлении должен двигаться». И когда он сказал эти слова, он увидел, что кто-то появился перед ним. Появился среди цветов.
Его длинные черные волосы стекали плечам, растворяясь в цветах. В глазах сверкали звезды Хаоса, а кожа была белоснежной, словно снег на вершинах гор. «Демон», – подумал Бифуркатор. — «Но действительно красивый. Как может такая красота существовать в столь грязном месте как Хаос?»
Демон не произносил ни слова и Бифуркатор тоже молчал. А потом он достал свой золотой меч и направил его в сердце демона со словами: «Я Бифуркатор, сын Аттрактора, которого называют Богом. Я пришел сюда, чтобы найти и убить всего одно существо, остальные меня не интересуют. Если скажешь мне, где искать его, я оставлю тебя в живых.
Но демон просто продолжал смотреть на пришельца безо всякого выражения на лице, а затем… затем… затем…. Он заплакал. Он плакал, плакал и продолжал плакать. От его слез цветы завяли и растворились, и на их месте образовались лужи, озера и реки, прозрачные и чистые как его слезы.
«Почему ты плачешь? Я ведь сказал, что не убью даже такую тварь, как ты, если скажешь, где искать Сердце Хаоса, и он самое ужасное существо во всем мире, так как он является самым разрушительным оружием, созданным вами, демонами. Если…»
В это время демон шагнул вперед и приложил палец к губам Бифуркатора со словами: «Я помогу тебе, я помогу найти и убить того, кого ты ищешь, я сам с радостью помогу тебе… Если ты выполнишь всего одно мое желание».
«И что же такой демон как ты может желать?» – Бифуркатору стало интересно, что этот демон может просить у него.
«Останься со мной на этом поле цветов, будь со мной, пока я не скажу тебе «хватит», и тогда я покажу тебе, где находится Сердце Хаоса».
«Хорошо», — сказал Бифуркатор. – «Я могу подождать. Ты ведь не обманешь меня, потому, что здесь некуда скрыться, и я могу убить тебя в любой момент».
Сказав это, Бифуркатор остался с демоном среди цветов.

…Вспышки молний, разряды, врезающиеся вертикально в землю. И лишь эти вспышки уродливыми зигзагами освещали время от времени то место, где я оказался. Прутья решетки разделили меня и мир за их пределами. А потом хлынул дождь, настоящий дождь из тех же молний, в котором не было и капли воды. Воды, которой так много на Вершине Древа. Мир, разделился между небом и землей этим дождем из серебряных, золотых, фиолетовых, зеленых, красных молний.
В этот момент я услышал легкие шаги. Кто-то подошел к клетке, и среди этого слепящего сияния дождя, я видел, как молнии стекали с его длинных черных волос тяжелыми каплями. Что за жалкий вид? А глаза незнакомца были полны грусти, которая воскресила ярость в его груди.
– Не смотри на меня, не смотри на меня этими полными жалости глазами. Я не нуждаюсь в ней!
– Бедный, прости меня. Я не мог помочь, ведь здесь я такой же пленник, как и ты, – незнакомец указал рукой на мир, тонувший в вспышках молний. – Как бы я хотел оказаться в этой клетке вместо тебя… Ненавижу цветы, – внезапно тон существа изменился, – каждый день я вижу только их.
Это показалось странным – то, что демон оказался способен на такое чувство. Я внимательнее пригляделся к нему. Черные волосы, похожие на крылья ночи, водопадами стекали на плечи, закутанные темно синей шалью. Длинный балахон неопределенного цвета, напоминающий переливчатый оттенок светлячка, перевязанный концами шали и простые сандалии на ногах. Демон сел напротив, скрестив ноги, и уставился на него.
– Уходи,– резко бросил я после того, как молчание затянулось, – разве у тебя нет других важных дел, кроме как смотреть на меня?
– Уум, у меня нет никаких дел, – черноволосый покачал головой, и в очередной вспышке ужасных молний, я увидел его лицо. Вздрогнув, отвел взгляд, и даже отвернулся. Демон был красив, если это можно было назвать красотой. Хотя я не знал, как ценить красоту.Красивым было все на Вершине Древа. И еще известно, что здесь, у его корней, где расположены владения демонов Хаоса, не было места красоте. Однако тот, кто сидел передо мной был красив, иной, чем у меня красотой, но все же красотой. Кожа золотистого оттенка, глаза, темные как ночь, лишенная звезд. Такая ночь наступала, когда Древо совершало полный оборот вокруг своей оси.
Лицо демона можно было назвать беззащитным, словно у ребенка. На нем отражалось все, чтоя видел – интерес, удивление, печаль, когда он грустил, и радость когда, он радовался. А еще, я даже не мг понять, какого пола он был. «Что за странный демон»,- подумал я.
– Ты ведь оттуда? – черноволосый поднял палец.
Я не ответил, хотя удивило то, каким проницательным был этот демон.
– Ясно, что оттуда, ты слишком не вписываешься в этот мир. От тебя, как бы это сказать… да, исходит свет, что ярче этих молний. Скажи… тебя послали, чтобы уничтожить меня? – тихо закончил демон. Однако выражение его лица ничуть не изменилось.
– Нет, о чем ты. кому может понадобиться, убивать такого никчемного демона как ты. От тебя нет никакой угрозы, – как-то неловко закончил я.
– Ты даже не знаешь моего имени, а уже говоришь, что не хочешь убить меня.
– Мне нет дела до какого-то жалкого демона, я должен найти Сердце Хаоса, что разъедает корни Древа, ужасное оружие, созданное вами.
– Уу, – черноволосый демон склонил голову на бок. Казалось, он чем-то озадачен. – И что ты сделаешь, когда найдешь его?
– Уничтожу его.
– Конечно, конечно ты должен уничтожить его, – со странным энтузиазмом закивал демон. – Я сам помогу тебе, – внезапно протянув руки через решетку, он схватил мои ладони.
Наши лица оказались друг напротив друга. Пальцы демона, затянутые в тонкую серебристо-фиолетовую сетку, коснулись узоров в виде двух спиралей на моих щеках. – Я сам помогу тебе уничтожить его. А пока, могу я приходить к тебе почаще?
– Делай что хочешь,– я спешно отнял руку, – все равно пока не придумал, как мне выбраться отсюда, как я могу помешать тебе?
– Выбраться отсюда? – повторил черноволосый. – Зачем?
– Ты не слушал, о чем я говорил? Я должен найти Сердце Хаоса. Да, ты ведь должен знать, где его держат, раз тоже их рода. Не можешь не знать, –я отодвинулся к дальней стене клетки, и сел, подогнув одну ногу.
– Я знаю, конечно, я знаю, – демон приложил палец к губам с заговорщическим видом.
– Скажешь мне?
– Зачем торопиться, ведь когда ты убьешь его, то вернешься туда, откуда пришел и мне снова не с кем будет поговорить. Подожди немного, и, быть может, я скажу тебе.
– Уходи, – бросил я, отвернувшись. Послышалось, как демон расстроено вздохнул. «Глупости, это невозможно».
– Если хочешь, чтобы я снова пришел, спроси мое имя.
– Хаха, – я рассмеялся,– мне все равно, как тебя зовут. От тебя нет никакого толка, зачем мне знать имя какого-то демона? Когда я выберусь отсюда, я убью и тебя, если хочешь.
– Ты не можешь, ведь уже знаешь, эта клетка для тебя – ловушка. Но если я приду еще раз, могу попробовать открыть ее и тогда… мы окажемся в одной тюрьме среди этих цветов, – черноволосый вдруг закружил, словно танцуя.
«Он совершенно безумен», – подумал я. Однако, демон был прав, к сожалению прав, ужасно прав. Эта клетка постепенно лишала меня сил. Все это место лишало сил и способности к сопротивлению. Если этот жалкий демон может как-то помочь, что ж, можно воспользоваться им.
– Как твое имя, демон?
Казалось, еще немного и черноволосое создание расплачется от счастья. Прижав ладонь к груди, он склонил голову, отчего его волосы рассыпались по земле.
– Демон Цветов, зови меня Демон Цветов.
– Демон Цветов, – повторил я. – Нет, это слишком длинно. К тому же, это не настоящее имя. Пожалуй, мне стоит придумать тебе имя, как-нибудь, – тихо закончил я, так, чтобы не слышал Демон. Однако, тот, казалось, находился на пике счастья.
– О, я так рад. Ты произнес мое имя, я не помню, чтобы кто-то когда-то называл меня по имени, я так счастлив. – Внезапно, демон резко повернулся – молнии стали бить реже. – Дождь заканчивается, меня скоро начнут искать, мне пора возвращаться. Если узнают, что я говорил с тобой, даже мне не поздоровится. Прощай. Ах да, совсем забыл спросить твое имя. Хотя не важно, я сам дам его тебе. Пожалуй, – демон склонил голову, словно что-то обдумывая, – «Звезда» подойдет. Ты ведь не против? Пока не говори мне своего имени, я не хочу его знать. Скажешь мне его перед тем, как я умру.
«Странный он», – подумал я. На самом деле звали меня совсем не так. Все демоны так отличались от обитателей Вершины Древа? Эта земля нестабильна и хаотична, наполнена случайностью, чуждая любому проявлению порядка, даже того нестабильного, что бывает на ветвях срединной части Древа. Я молча смотрел, как демон уходит туда, где «дождь» становился реже и слабее. Как его темный силуэт постепенно растворяется в блеске молний…

Читайте также:  Деньги с каким цветом ассоциируется

«…Все начиналось с неба, расчерченного решеткой. Вновь я обнаружил себя в той клетке…
….- если хочешь, чтобы я снова пришел, спроси мое имя,- повторил Демон Цветов на следующий раз. И на следующий раз. Так повторялось до тех пор, пока дни, проведенные в этой клетке, не показались мне бесконечной чередой сменяющихся вопросов об имени. «Если придумать ему имя, он действительно выпустит меня?» – подумал я. Если так, то. »
-Микалика…- произнес я, когда в очередной день услышал один вопрос, ставший уже привычным. Демон застыл, пораженный, не в силах вымолвить ни слова.
— Микалика,- повторил я.- «Демон цветов» — мне не нравится это имя. Оно слишком длинное, поэтому я буду называть тебя Микаликой, теперь ты доволен?
Внезапно Микалика резко отвернулся.
— Я приду,- произнес он. Только эти слова. И ушел, оставив меня гадать, что я сделал не так.
Но, несмотря на слова демона, тот не пришел на другой день, не появился он и на третий. Хотя я называл время днями, не смог с точностью сказать, прошло ли два дня, или два года, так как время здесь было столь же бессмысленным, как и все окружающее. На третий день я забылся коротким тревожным сном, а когда открыл глаза, увидел сидевшую по ту сторону клетки, закутанную в синюю шаль фигуру. В руках у него была тетрадь. Я удивился, что демон умеет писать и спросил об этом у Микалики, тот рассмеялся.
— Конечно, умею, а что? Я записываю все, что меня интересует. А меня интересует все, что не похоже на остальное. Ты, — он указал на меня концом тонкого, серебряного стила, — крайне интересен. Я хочу изучить тебя как можно лучше.
— Для чего?
— У, — Микалика постучал стилом по губам и снова улыбнулся,- ты мне нравишься.
— .
— Ну, когда ты начнешь? — после долгого молчания спросил Микалика.
— Начну что? — терпеливо спросил я.
— Рассказ.
— О чем?
— О себе.
— Почему я должен это делать?
— Потому, что тебе одиноко.
— Вовсе нет. Я просто хочу поскорее выбраться отсюда. Как только пойму, как уничтожить эту клетку. Я вырвусь отсюда и найду Сердце Хаоса… Что ты делаешь? — раздраженно поинтересовался я.
— Записываю, — увлеченно отозвался демон, что-то быстро выводя стилом в тетради.
— Ты просто глуп.
— Да, да, разумеется. Поэтому я изучаю все новое и необычное, ведь я так многого не знаю! — с энтузиазмом закивал Микалика.
— Ты безнадежен, — вздохнул я. — Но от меня ты не узнаешь ничего нового. Кроме того, я вовсе не обязан рассказывать о себе какому-то демону.
— Расскажи мне, как там на небесах?
— .
— Какая она, Вершина Древа, о которой только и говорят здесь?
— .
— Как выглядит Аттрактор? Ты ведь один из двух его сыновей? Каково это быть сыном Бога?
— .
— Ты хотел бы родиться где-то в другом месте?
— .
— В Срединных мирах?
— .
— Среди демонов?
— .
— Хотел бы ты стать моим другом? — Микалика приблизился к прутьям решетки, в ожидании ответа.
На этот раз мое терпение закончилось. Я сделал порывистое движение и выхватил тетрадь из рук демона.
— Отдай! Я еще не закончил свои наблюдения.
— Я не подопытный экспонат, чтобы ты описывал меня. Сказал же, оставь меня в покое.
— …Что ты сделаешь с моими записями?
— Уничтожу, — улыбнулся я, стараясь, чтобы его голос звучал как можно серьезнее.
— НЕЕЕТ!! Пожалуйста, ты не можешь этого сделать. Эти записи очень важны.
— Тогда оставь меня в покое. От тебя так мало толка и много шума.
— Да, как скажешь, я уйду. — на миг я даже ощутил укор совести, увидев, с каким жалким видом демон покинул место заточения.
Убедившись, что тот ушел, я взглянул на тетрадь в своей руке. Равнодушно развернул первую страницу.
«…Сегодня случилось нечто удивительное, с небес упала звезда…» — было выведено там.
«Звезда?» — недоуменно подумал я и вновь опустил взгляд на текст.
«Его сияние так сильно, что от одного взгляда мои глаза пронзает сильнейшая боль, но я не могу не смотреть на него».
— Что за странное существо. — пробормотал я.
«Сегодня я узнал, что его имя Бифуркатор, мне не хотели говорить, но я просто воспользовался своей силой, и их слова донесло до меня дыхание цветов».
— Странно.
«Он очень красив, хотя я не могу сравнивать, я не знаю, с чем я могу сравнить, кроме тех демонов, что следят за мной, и еще с цветами. Но я бы сказал, что он красивее этих цветов. Золотистые доспехи и эти перламутровые нежные волосы, белоснежная кожа и да, теперь я знаю, что его глаза похожи на тот цветок, что я нашел вчера в середине поля. Такие же его глаза — они верят, что он спасется, хотя эта клетка причиняет ему сильнейшие страдания. Как бы я хотел освободить его от нее. И тогда мы бы вместе прогулялись по полю с цветами. Может я стану меньше ненавидеть их, когда он будет рядом со мной. Каково это — держать его за руку?
.
.
.
.

Читайте также:  Какого цвета ремень для белых брюк

Он не ответил ни на один из моих вопросов, жаль. Приду завтра, быть может, он передумает. Я надеюсь, мы сможем стать друзьями. »

. В ту ночь дождь все продолжался. И в ту ночь после долгого перерыва Микалика пришел вновь. Как обычно он подошел к клетке и долго рассматривал меня. А затем он вынул дневник и улыбнулся.
— Мне нужно больше материала для моих наблюдений. Поэтому нам нужно сменить обстановку. ‘Структура. реверс. Не существуй. ‘ — произнес Микалика, и невидимый защитный механизм, удерживающий клетку цельной, распался, не подняв тревоги. — Они ни о чем не узнают, ну же иди скорее, у меня такой чудесный план, — от удовольствия глаза Микалики были почти закрыты, а на губах блуждала заговорщическая улыбка. Склонившись и сложив руки за спиной, он наблюдал за каждым моим движением так, точно это было нечто крайне важное и невероятно интригующее.
— Ты уверен? — я поднялся и осторожно проверил, действительно ли прутья отсутствуют на той части клетки, где образовалось подобие выхода.
— Да-да, не бойся, выходи, скорее. Идем гулять, я так много хочу показать тебе! — демон едва ли не пританцовывал от восторга.
Шагнув за пределы клетки, в которой провел так много времени, я посмотрел на Микалику, затем перевел взгляд на свою ладонь. Если сейчас призвать оружие — ‘Семь принципов’ — смогу ли я убить этого демона? И если смогу, то как найти Сердце Хаоса?
— Что случилось? — Микалика подошел ближе. Он протянул руку, словно хотел коснуться моего наплечного доспеха, а потом отдернул руку. — Они настоящие? Словно стеклянные. А твое оружие. Хмм, — Микалика сжал пальцами подбородок и нахмурился, — очень сложное. Хотя по большей части оно собрано из элементов порядка, но я вижу в них и элементы Хаоса, — Микалика даже склонился вперед, как будто действительно мог видеть скрытое в моей руке оружие.
Я оттолкнул демона.
— Ты не можешь видеть его! Ты не способен видеть его, я даже не приказывал ему активировать ни один из принципов.
Сжав ушибленную руку, Микалика жалобно смотрел на меня.
— Даже если ты не показываешь его, оно же никуда не исчезло. Разве я не говорил? — что-то во взгляде Микалики изменилось. — Я вижу и знаю все, что происходит в пределах этого пространства цветов. Ведь это моя собственная тюрьма. За то время, что пробыл здесь, я узнал про нее все. Я подключил свои чувства к каждому цветку, каждой капле воды. Мне нужно было как-то проводить время, пока меня не тестировали и не изучали.
— Ты был объектом эксперимента? — удивился я.
— Да, это было неприятно, узнать, что я был просто создан, а не рожден. Хотя я и не помню этого, но мне так сказали. Мне говорили, что я единственный в своем роде, и что мое существование очень важно. Но я смог прочесть их мысли — меня боялись и ненавидели за то, чем я стал. Похоже, они сами считали, что перестарались со мной, и теперь они боятся выпускать меня, так как не могу научиться контролировать процессы, что происходят внутри меня. Но я увидел их впервые за долгое время, когда они бросили тебя в эту клетку. Это было так внезапно, что даже не верилось. Я думал, они пришли за мной, но, кажется, они больше не интересуются мной. У моего создания была какая-то цель, я все еще верю в это, но, похоже, пока она не нужна им, и я просто живу здесь. Но вот что интересно, зачем им нужен ты? Может быть, они хотят сделать из тебя оружие?
— Оружие? Что ты имеешь в виду?
— Чтобы бросить вызов Вершине Древа, естественно. Они только об этом и говорили. Хотя, я думал, что я. — тут Микалика замолк, а затем радостно подпрыгнул и схватил что-то двумя ладонями. То, что там находилось, я не успел разглядеть, Микалика наклонился над ними. Длинные волосы скрывали его лицо. — Хочешь посмотреть? — спросил демон, и голос его был наполнен восторгом.
— На что?
— На создателя цветов?
— Создателя?
— На своих крыльях они переносят краску для цветов, сочетая в себе различные гаммы и палитры. Они комбинируют их в бесконечное множество. Я сам придумал их, но еще ни разу не видел, — несмотря на то, что мне было совсем не интересно, я кивнул.
— Осторожно, не спугни ее, — предупредил Микалика, приоткрыв ладони. Там, внутри них я увидел нежное создание с трепещущими крылышками. Разноцветная пестрая бабочка.
— Красивая? Ну же, скажи, она красивая? — допытывался Микалика.
— А ты сам не можешь решить?
— Мне не с чем сравнить. Сравни ее с чем-нибудь и скажи, ты ведь видел намного больше меня. Наверняка, на Вершине Древа есть гораздо более красивые вещи.
— Ну, она красива,- наконец оценил я.
— Правда? Правда, она красива? — рассмеявшись, демон хлопнул в ладоши и тотчас же вместо одной бабочки в небо, наполненное молниями, унеслась целая стайка разноцветных созданий. Их крылья отражались в каплях воды, превращая небо над их головами в радужный калейдоскоп. — Дождь. — вдруг Микалика стал серьезным. — Он мне надоел. ‘Структура, новая вариация’! — весело воскликнул Микалика, и на глазах вода вдруг престала литься. Капельки вращались вокруг своей оси, а затем небо и земля словно поменялись местами, и они начали падать верх. — Так лучше. Идем, идем! Я покажу тебе весь мой мир, — пальцы Микалики схватили мое запястье, увлекая вперед. Поему я не сопротивляюсь? Почему? Ведь я могу запросто убить этого демона, прежде чем тот даже повернет голову. Несмотря на слова демона, я не верил, что он способен видеть и чувствовать все на этом поле цветов.

. Это был один из тех дней, когда я и Микалика гуляли по полю, усыпанному цветами. Короткий, но такой счастливый промежуток жизни. Второй или третий, или шестой. всего шесть дней было у них, а на седьмой все закончилось.
Но это был не просто прекрасный день, а день, когда каждое мгновение было наполнено новизной, удивительным чувством открытий, которые ему показывал Микалика. Демон радовался, словно ребенок, видя его реакцию на особенный цветок или новую красивую бабочку с необычно ярким оперением. Склонившись над гладью озерца, Микалика любовался их отражениями. Я тоже вглядывался в бездонную глубину, пытаясь отыскать там призрак будущего. Но ничего там не было.
Молнии не плясали в небе и дождь не шел. Вместо неба было то же перевернутое отражение земли. Внезапно рядом с моим лицом в воде появилось еще одно. Микалика улыбнулся и легко коснулся глади воды. По ней пошли круги, блики закружились в цветном водовороте.
— Ничего здесь нет, — сказал Микалика, — там нет того, что ты ищешь.
— Откуда ты знаешь, что я ищу? — удивился я.
— Ну. — демон сел рядом на берегу, подогнув под себя ноги, и начал теребить концы синей шали, — это видно по твоим глазам. В них тоска, хочешь вернуться на Вершину?
— Почему ты так думаешь?
— Уверен, что хочешь, тебе стало скучно здесь, со мной.
— Я. — как объяснить этому наивному демону, который даже не считает убийство грехом, что я пришел сюда по приказу отца? Хотя в последнее вермя этот приказ стал чему-то смутным и несущественным.
— Я надоел тебе, — Микалика натянул шаль до подбородка, уткнувшись в нее. Ну вот, снова обиделся, словно ребенок.
— Вовсе нет, я думал о будущем.
— О будущем? — в голосе Микалики звучало недоверие.
— Да, о будущем этого мира.
— О, — смена настроения демона по-прежнему удивляла, — расскажи мне.
— Что?
— Расскажи, — Микалика подвинулся ближе. Его движения были дикими и робкими одновременно.
‘Словно зверек’, — подумал я. Ведь сейчас, в этот миг я мог бы легкостью убить демона голыми руками, даже если золотой меч у меня отобрали. Однако одна мысль о том, чтобы причинить вред этому существу, теперь вызывала отвращение.
— Что рассказать? Я уже рассказал тебе о Вершине Древа.
— Я вовсе не об этом хочу услышать, — Микалика помотал головой, и в голосе его прозвучал детский каприз, что вызвало невольную улыбку.- Расскажи мне о будущем мире.
— Мире? О чем ты? Есть только один мир, и он будет всегда, тот, который создал Аттрактор.
— Нет-нет нет, это неправильный мир! — Микалика в забавном гневе взмахнул рукой, и половина поля вдруг стала чернее ночи, а воздух над ним наполнился опасными серебристыми отблесками. Я предпочел не глядеть туда.
— И что же в нем неправильного? — уточнил он.
— В нем нет свободы.
— Говоришь о том, что тебя держат здесь? Но разве это Аттрактор? Разве не демоны сделали это?
— Ты не понимаешь, — Микалика сжал кулаки, — этот мир скован цепями, ты, я, это поле, демоны, которые охраняют меня, само Дерево, — я вижу. оно все заткано в паутину цепей, замки, оковы, не свободен никто в этом мире, как ОН захочет — так и будет. Если мир надоест ему, он просто сломает его как игрушку. Ненавижу его, ненавижу, потому, что ты тоже скован его цепями! — воскликнул Микалика, поднимая вторую руку, но я удержал ее.
— Прекрати! — я сжал запястье Микалики над головой.
— Больно. мне больно. — жалобно произнес демон, — не делай этого.
— Обещай, что больше не станешь уничтожать цветы, — попросил я. — Они не виноваты, что наш мир такой. Но мы ничего не можем изменить. Аттрактор создал его, и ему виднее, каким он должен быть, зачем что-то менять? Каким бы он ни был, он существует, и мы живем в нем, ты тоже.
— И это тебя устраивает? Нравится быть вечно закованным в эти цепи? Ты даже потерял свою волю, пришел сюда, чтобы убить, пришел по приказу, даже не думая, нравится тебе это или нет. И этот мир хороший?
— Он не так уж плох, как тебе кажется.
— Скажи. — Микалика внезапно подался вперед, его глаза оказались точно напротив моих, и как обычно, я не смог распознать их выражение. Темные, даже не так — лишенные цвета, лишенные привычных эмоций. Ненормальные глаза, но в них не было ни капли безумия. Он спрашивал то, что было ему интересно.
— Что?
— Скажи, а какой бы мир ты хотел? Если бы ты мог создать новый мир, каким бы он был?
— Я.
Молчание затянулось, яр думал. Вопрос был так прост, но я не смог ответить на него. Чего же еще не хватало в этом мире? Что еще я хотел бы изменить? Но так и не смог придумать, а Микалика не уставал ждать ответа. Так мы и сидели молча, а я все никак не мог придумать.
Наконец, Демон Цветов глубоко вздохнул и разочарованно отстранился, извлекая из складок одежды Дневник. Перелистал пару страниц и улыбнулся.
— Знаешь, давай я сам придумаю, с помощью этого. — он постучал стилом по губам и его глаза таинственно блеснули, — я смогу придумать новый мир. Запомни, я смогу.

Читайте также:  Лампы синего цвета для детей

…Пронзительно-синим, глубоким и недосягаемо высоким было небо в седьмой день. Внезапно его синеву прорезает тонкий луч света. Микалика смотрит на него. Я смотрю на него. Второй, третий, пока не начался настоящий звездопад из белоснежных лучей. Проносясь по небу, они меняют его, оставляя прорехи, точно вырезая часть его структуры. Касаясь цветов на горизонте, они заменяют их цвета своим сиянием. Острая боль пронзает мои виски. Что-то знакомое, я понимаю, что должен знать, что это такое. Но все еще не могу вспомнить. Микалика встревожен, взгляд его устремлен вверх. И вот оно разрезает ткань неба, вторгается, сверкающее, словно тысячи звезд. Окруженное белоснежным сиянием, ослепительное копье падает с небосвода, и вот уже оно пронзает землю. Глухой удар, похожий на стон, разносится по полю цветов, и они исчезают там, где круги бегут от глубокой раны на теле земли. Микалика издает звук, похожий на испуганный крик. Что-то с небес, что способно испугать его? Я понимаю, что должен знать, что это такое. Гость с небес. Он пришел не за мной. Я оборачиваюсь к Микалике, но из его пальцев вылетают извивающиеся узоры. Словно живые, плети опутывают мое тело, и меня отбрасывает назад. Дальше, еще дальше. Туда, где осталась клетка. Я кричу, но мой крик остается неслышимым. Микалика остается там, и ждет прихода того, кто прибыл с небес.
— Спрятать, укрыть… — я слышу голос Микалики, отдающий приказ цветам вокруг клетки. Цветы умирают, но создают вокруг меня непроницаемый барьер, все глубже и глубже укрывая меня, пока сплетаясь с прутьями клетки, не впитывая их в себя.
— Не выпускать его, охранять, — я снова слышу голос Демона Цветов.
— Остановись! — кричу я. В этот момент я наконец вспоминаю имя того, кто пришел с небес. — Ф-р-а-к-т-а-л! — Но он, конечно же, не слышит меня, никто не слышит, никто не способен увидеть сквозь эти решетки, ничто не способно проникнуть внутрь этой клетки и ничто не способно найти меня здесь. Но все равно я кричу.
— Остановись! Не убивай его!! — кричу я и удивляюсь собственным словам. Убить… почему? Вспоминания, прорвав плотину, затапливают меня. Воспоминания, которые я не хотел знать. О приказе, о моей миссии, об этом Демоне Цветов, у которого не было даже имени, пока я не спросил его о нем. Существе, рожденном в Хаосе под корнями Древа.
— Остановись! Не делай этого, Брат! — кричу я, и в этот миг снаружи клетки что-то вспыхивает. Кружится, ломается сама структура этого мира. Поле вокруг клетки покрывается белоснежным пеплом от сожженных цветов. Растения стонут от боли, а я от бессилия и отчаяния. Смерть и бессмысленное уничтожение, для чего? Для какой цели ты отдал мне этот приказ, Отец?!

Когда все закончилось, я стоя над телами своего друга и брата, наконец нашел ответ на тот вопрос, что задал мне Микалика. Теперь я знал, какой мир хочу создать. Мир, где никто и ничего не будет терять.

Источник