Меню

Дети вместо цветов кто против



Букет проблем: детская акция вызвала скандал в родительских сообществах

Чем может обернуться безобидная, на первый взгляд, инициатива

Несколько лет назад в Москве стартовала акция «Дети вместо цветов». С виду безупречная — это когда деньги, которые обычно тратятся на букеты учителям, идут в благотворительные фонды. А дети приходят на первосентябрьскую линейку без цветов, зато с флажками, шариками, плакатами и радостью от того, что их родители не тратили деньги зря, а помогли другим.

Смысл акции прост и бесспорен: столько цветов (и по таким ценам!) нужно не учителям, а продавцам цветов. Красоту на линейке можно навести и при помощи разноцветных шариков, а на сэкономленные средства лучше помочь больным и нуждающимся. Кто бы мог подумать, что накануне Дня знаний Интернет буквально захлестнет волна ожесточенных споров: нужна ли нам такая акция?!

Фото: Елена Минашкина

Спорили в личных блогах, родительских сообществах и «классных» чатах, с оскорблениями, расфрендами (разрывом дружбы — сетевой жаргон) и чуть ли не с проклятиями!

Оказывается, есть родители, которые ну очень хотят купить своему ребенку букет и никак не могут себе в этом отказать. И есть дети, которые мечтают пойти в школу с букетом и подарить лично любимому учителю, — и никакие доводы их не убеждают.

Выяснилось, что есть и дети, и родители, которые просто терпеть не могут любые акции, про что бы они ни были, и принципиально в них не участвуют. И если раньше они о цветах на 1 сентября особо не задумывались, то теперь уж точно их купят. А также те, кто и так (по их словам) жертвует в фонды ежемесячно — и теперь не понимает, почему не может купить своему ребенку красивый букет по важному поводу? Ведь цветы — это не только учителям, это, как и нарядная одежда, и тщательная подготовка, закрепляет в сознании ребенка, что школа — это праздник.

А еще те, кто считает, что добрые дела не надо выпячивать и маркировать флажками и шариками. В фонд — деньги, на линейку — цветы, в класс — за знаниями, и не о чем тут долго говорить.

И каждый по-своему прав. Стоит признаться, что сегодня нами управляют соцсети, как все становится понятно. Каждый сознательный родитель хочет 1 сентября поставить в свой блог нарядного ребенка с букетом. Ну, если не каждый, то хотя бы родитель первоклассника. Если один ребенок пришел с флажком или шариком от фонда, а другой с букетом, то получается, что родители первого — сознательные и продвинутые люди, а второго — узколобые мещане, которые жалеют денежку больным детям?

А ведь букет при этом может быть и бесплатным — вдруг дети и родители сами вырастили цветы на даче? Хотя дачные букеты сегодня во многих школах — моветон, и даже считавшиеся некогда роскошными гладиолусы не в почете. Букет, с которым не стыдно появиться в школе (и попозировать маме для соцсетей), сегодня должен быть как минимум из роз. 30–31 августа такие стоят не меньше 2 тысяч, а то и все 5. По иронии судьбы примерно столько же в среднем стоит и форма — например, пиджак и брюки. Получается абсурд: в одном месте такие деньги выкидывают за один миг ради красивого фото, а в другом родители вынуждены брать «моментальный кредит», чтобы собрать ребенка в школу. Поэтому в дискуссиях изредка, да прозвучат тихие реплики родителей из провинции: «Счастливые вы там, в Москве: все решаете, куда деньги тратить — то ли на цветы, то ли на фонды. У нас о такой роскоши и не мечтают! Мы и тому рады, что смогли купить карандаши и тетради». Моя приятельница из Ярославля совсем не против участвовать в акции, но боится предложить это на родительском собрании — в классе много семей, мягко говоря, небогатых, родители, а чаще одинокие мамы, считают каждую копейку до зарплаты. «Боюсь, ни мое предложение скинуться в фонды, ни приход моего ребенка на линейку с флажком вместо букета никто не поймет», — вздыхает она. В этом случае ребенок рискует оказаться в обратной ситуации: все дети как дети, пришли с астрами и хризантемами, а у этого, глядите-ка, как родители выпендрились.

Чуть раньше букеты пробовали заменить на цветы в горшках. Вроде бы и не менее красиво, и куда более практично: растения живые и будут украшать школу на радость и учителям, и ученикам. Но эта тенденция не прижилась по техническим причинам: стоять с горшком на линейке очень тяжело и неудобно — особенно первоклашкам…

Любопытно, что от бурных «цветочных» дискуссий самоустранились учителя. Почему-то их мнение в Сеть транслируют не они сами, а их дети или домочадцы. Если верить этим «гонцам педсовета», то педагогов устраивают подношения по принципу «8 пирогов и одна свечка» — мол, ладно уж, пусть уж будет один букет вместо 30, но к нему конверт. И не в фонд, а на нужды класса или самого учителя.

Тут, безусловно, и у фондов доля имеется — но не бабла, а вины. Не смогли создать у активной и бдительной родительской массы доверия к себе — значит, как говорят нам в банках, когда хотят отказать в кредите, «у вас неубедительная кредитная история». Идите и исправьтесь, а мы пока с горшком постоим. К тому же все эти призывы постоянно от чего-то отказываться — от чашечки кофе, от цветов — порядком надоели. Хочется иных благотворителей хлопнуть газеткой, как назойливых мух, — да прекратите же заглядывать в мой кошелек и рот!

Читайте также:  Цветов черно белые бабочки

Итак, традиция «в первый школьный день с букетом» умирает, оплаканная полчищами цветочников. А новая в виде «детей вместо цветов» так и не прижилась. Напрашивается истина, которую мимоходом проглаголило неискушенное дитя, сходившее сегодня первый раз в первый класс: «Уж лучше с горшком, чем со скандалом!»

Самое интересное за день в «МК» — в одной вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram.

Источник

Дети и цветы — почему вместо, а не вместе?

Акция «Дети вместо цветов» — откуда токсичность?

В преддверии первого сентября социальные сети и мессенджеры вновь и, кажется, с новой силой наполнились обсуждением акции «Дети вместо цветов», в рамках которой родители и дети (кто именно, в каждом случае по-своему) переводят средства за потенциальные букеты в благотворительные организации. А на праздничную линейку идут с брендированными шариками и другими атрибутами акции.

С точки зрения механики в зависимости от школы акция проходит очень по-разному. Где-то дети достаточно осознанно участвуют вместе с педагогическим коллективом и родителями, где-то это принудиловка на уровне родительского комитета. Причем если изначально инициатор акции Ася Штейн предлагала несколько адресатов помощи, то сейчас формат флешмоба позволил присоединить к инициативе и другие фонды.

Однако не все проходит гладко. Акция не только вызывает холивары в глобальной сети, но и приводит к напряженным конфликтам среди родительской общественности. «Участвовать или нет» — становится яблоком раздора. Почему?

Вижу, как минимум, три причины:

1. Название как провокация

Название выбрано в логике противопоставления. Условно: добро «вместо» чего-то. Акция с похожей формулой «Благотворительность вместо сувениров», появившаяся значительно раньше, тоже вызывает немало споров. Она предлагает компаниям направить бюджеты корпоративных подарков на благотворительность.

Слышал не раз истории расстроенных сотрудников, которые, ожидая презента от компании, получали открытку: «Мы направили деньги на благотворительность». Смешанные чувства и очень полярная реакция. «А почему?», «А почему именно туда?», «А мы могли бы и как-то сами поучаствовать?» и другое.

Причем особенность этой формулы в том, что второе слово не является чем-то принципиально плохим. Это не «наркотики», не «насилие», не «война», это «цветы» и «сувениры». И это во многом уже задает конфликт, поскольку альтернатива более чем не очевидна. И вопрос «Почему вместо, а не вместе?» вполне резонный.

Если идти прямолинейно и последовательно, то дальше возникают идеи про «Дети вместо яиц» на Пасху, «Дети вместо шампанского» на Новый год, «Дети вместо иллюминации» на День города, «Дети вместо парадов» на День Победы, «Дети вместо лимузинов» на госзакупки. Что, если прикинуть, имеет вполне весомое основание. Бюджеты сегодня действительно, мягко сказать, не совсем адекватны положению с социальными проблемами детей.

И это, по сути, про архетипическую тему «Пир во время чумы». Но попадание в нее еще более повышает градус дискуссии. Это вызов.

2. Школа как локация

В школах тема благотворительности только-только получает развитие. Ни учителя, ни родители не чувствуют себя в ней достаточно подкованными и грамотными. Детские общественные организации есть, но это не так массово, контакты с некоммерческим сектором тоже пока не столь широки. И в этом смысле школа пока просто не очень готова к «боям за любовь».

В школах, не во всех, но все же, присутствует инерция формализма и «мероприятизма». Поэтому нередко хорошие начинания находят в школах не лучшее свое продолжение, а то и просто конец. Что мы и наблюдаем, когда решение об акции принимается «где-то сверху», и как «указиловка» идет дальше. Там, где родители полояльнее, все проходит мирно и тихо, где поактивнее и принципиальнее, начинается «маленький кошмар в ватсапе».

С самой легендой акции, которая обобщает незначимость цветов, согласны далеко не все учителя, родители и дети. Цветы на Первое сентября это далеко не только про деньги и материальное. Иногда это и вопрос статуса, и способ выразить свое уважение ритуально учителю, и просто давняя традиция, в которой много про символы, семейные обычаи и воспоминания. То, что относится к разряду «из года в год». И это символическое обладает для многих достаточно высокой ценностью. И протест навстречу попытке эту ценность обесценить вполне понятен.

Аргументы сторонников акции про то, что «Да нет же», «Зачем так близко к сердцу», «Только по согласию» не сильно слышатся, поскольку дискуссия идет не с ними, а в группе, где прозвучал этот вопрос: «Наш класс участвует или нет?». И запускается сложный групповой процесс. Это кстати тоже одна из особенностей акции, она распространяется по логике «целым классом». И давление группы становится еще одним обостряющим фактором.

3. Недобровольность как последствие

Немаловажный вопрос о том, а кто собственно принимает решение о пожертвовании. Чья это благотворительность? И здесь не очень понятно. Поскольку в каждом конкретном случае происходит очень по-разному.

Родительский комитет? Почему он решает относительно моего участия в благотворительности. Родитель? Насколько ребенок согласен с этим выбором и понимает, что у него за шарик в руках, и почему у всех других классов есть букет, а у него нет. Сам ребенок? Как они договариваются между собой?

Читайте также:  Как сделать космический цвет карандашами

Мой опыт работы с дарениями и пожертвованиями показывает, что для многих людей это достаточно интимный, иногда сокровенный момент. У людей очень много своих идей, взглядов на то, как нужно жертвовать, кому и когда, и нужно ли вообще. Это далеко не общее место, в котором есть какой-то консенсус. И формат акции, которая тебя некоторым образом вынуждает включаться в благотворительность, вызывает ожидаемое сопротивление.

А вынуждает очень просто, поскольку речь идет даже не только о тебе, а о твоем ребенке, который, если родитель будет себя вести не в логике большинства, просто может испытать на себе весь спектр негативных последствий. Вообще дети часто страдают из-за «не таких как все» родителей. И каждый раз, думая о том, влезать или не влезать в дискуссию, размышляешь о последствиях для своего чада.

В итоге недобровольность может случиться двойной: и родительской, и детской. И это, конечно, печалит.

У акции сейчас, насколько я понимаю, нет общего и единого центра. Многие моменты организаторы стараются исправить и докрутить.

Сопоставить итоговую пользу и вред не так просто. Возможно, сам этот разговор и дискуссия имеют свою ценность и почему-то нужны нашему обществу сегодня. Когда для того, чтобы обратить внимание на проблемы детей, требуется придумывать сложносочиненные схемы. На что мы готовы ради них?

Наша семья во флешмобе пока не участвовала.

Источник

«Дети вместо цветов»: как благое намерение обернулось новым побором

Популярная благотворительная акция «Дети вместо цветов», проходящая в России шестой раз, неожиданно стала предметом дискуссии в интернете. Автором акции, напомним, была московский педагог Ася Штейн — она предложила школьникам и их родителям не дарить ей многочисленные букеты цветов (ограничившись одним), а сэкономленные деньги направить на благотворительные цели. Идею поддержали многие учителя, дети и даже администрации школ по всей стране.

В течение последних пяти лет число сторонников акции стремительно росло, равно как и география ее распространения. Вместе с тем, как заметила административный директор благотворительного фонда AdVita Елена Грачева, за эти годы основополагающий принцип акции — добровольное участие — постепенно сошел на нет, и акция стала обрастать разными формами коллективного принуждения. Более того, усилиями многих родительских комитетов иногда она становится источником взаимной агрессии.

Своим мнением по поводу акции с РБК Петербург поделились также некоторые учителя.

Елена Грачева, административный директор фонда AdVita:

«Акция «Дети вместо цветов» сейчас существует в ряде форматов, не все из которых, на мой взгляд, приемлемы. Наиболее распространен такой: предлагается подарить учителю один букет, а все деньги на остальные потенциальные букеты перевести в какой-нибудь фонд, и это обсуждается исключительно родителями. Я видела несколько скриншотов из родительских чатов: кто-то из родителей предлагает, родители это обсуждают и принимают коллективное решение — «за» или «против».

Моя позиция в том, что никаких коллективных решений здесь быть не может. Благотворительность должна оставаться добровольной и осознанной. Любая коллективная форма принуждения недопустима. Решение должен принимать не родительский чат, а сам ребенок. То есть школа говорит своим ученикам, что, мол, есть такая акция, а дальше сами решайте — мы примем любое ваше решение. Родители, которым идея импонирует, разговаривают с ребенком, и ребенок имеет полное право согласиться или отказаться. Понимаю, что выглядит идеалистично, но я семьи, в которых принято с ребенком советоваться, знаю, и их становится все больше.

Если смотреть на проблему шире, букеты на 1 сентября — это одна из позднесоветских традиций, которые в последнее время становятся предметом горячих споров ровно потому, что выросло поколение (может быть, не одно), для которых любое действие должно иметь смысл. В том числе и участие в коллективных ритуалах. Это люди, которым статусное потребление (а дорогие букеты на 1 сентября — это именно оно) чуждо совершенно. Напомню, что московский учитель Ася Штейн (предложила провести это акцию в 2014 году — ред.), которая несколько лет назад предложила своим ученикам не дарить ей кучу букетов, а вместо этого кому-то помочь, выразила точку зрения довольно большого числа учителей: когда дарят не цветы с дачи, а роскошные букеты за большие деньги, учитель чувствует себя как минимум неловко. То есть сама по себе эта мысль представляется мне здравой и человеческой. Но как только эта история ушла в массы, она стала обрастать разными формами коллективного принуждения, которого хотелось избежать.

«Букеты на 1 сентября — одна из позднесоветских традиций, которые становятся предметом горячих споров ровно потому, что выросло поколение, для которого любое действие должно иметь смысл»

Поэтому совершенно точно эта акция не должна касаться младшей школы, когда ребенок еще не очень умеет формулировать свою точку зрения и отстаивать ее. Но в средней и старших школах разговор родителей со своим ребенком по этому поводу вполне возможен.

Некоторые родители предлагают компромисс в стиле «а мы и букет купили, и денег перевели». Если это опять коллективное решению родительского чата, то эта форма ещё хуже просто отказа от букета в пользу фондов. Так обязательный благотворительный взнос входит в пул школьных поборов, которые всем ненавистны. Я уже не говорю о семьях, у которых проблемы с деньгами, и они явно не готовы к принудительной благотворительности. А если они вообще никаких денег не собирались тратить, а везут букеты с дачи? На выходе мы имеем ту же кучу букетов для учителя, который не знает, куда их девать, и при этом абсолютный абсурд в глазах ребенка: если смысл был в личном поступке, личном отказе от букета, то тут его нет. А если семья просто хочет поддержать какой-то фонд, то при чем тут 1 сентября?

Читайте также:  Какие цветы могут быть синего цвета

«Обязательный благотворительный взнос входит в пул школьных поборов, которые всем ненавистны»

А когда дело доходит до «табличек» и «списков сдавших денег», это настолько очевидное зло, что можно его отдельно и не комментировать.

Возвращаясь к сути акции: ее польза и вред целиком зависит от формы проведения. Она может быть проведена нетравматично и с умом, а может стать источником взаимной агрессии. Все, как всегда, зависит от привычки ходить или не ходить строем. Я надеюсь, что коллективных решений в родительских чатах будет становиться все меньше, а индивидуальных разговоров с детьми все больше, и люди примут, наконец, ту мысль, что можно отмечать какие-то праздники по-разному, и это совершенно нормально».

Юрий Сипинев, учитель петербургской гимназии № 61:

«С акцией «Дети вместо цветов» я знаком уже не первый год и, честно говоря, считаю ее унизительной, прежде всего по отношению к учителям. Благотворительностью можно заниматься не только 1 сентября — для этого есть любой другой день. Человек, который хочет сделать доброе дело, обычно не ищет повода для этого. Возможно, за этой акцией, действительно, стоит определенная идеология, но все же это одноразовое событие и со стороны смотрится оскорбительно — словно учителя что-то отбирают у детей (и у тех, и у других) — и нравственнее было бы это изменить.

1 сентября — это неотъемлемая культурная традиция для школы. Для ребенка это важный праздник, который просто нельзя представить без цветов. Цветы должны дариться от чистого сердца, ведь это знак благодарности, любви, уважения. Школа — это территория ребенка, и он сам должен решить, дарить учителю цветы или нет. Детям это придает уверенности, они учатся дарить цветы и соотносить это с праздником. Может, в некоторых случаях мальчики могут испытывать чувство неловкости, но я ни разу не встречал отторжения. Главное, чтобы ребенок сам этого хотел. В один букет от целого класса я не верю, потому что это противоестественно. Либо пусть вообще никакие цветы не дарят, либо пусть остается так, как было.

«Честно говоря, считаю эту акцию унизительной, прежде всего по отношению к учителям»

Конечно, нужно прислушиваться к мнению детей. Старшеклассники могут принимать решение самостоятельно, но маленькие дети не имеют полноценного представления о том, чем и, главное, как живет школа. Все практические решения за них принимают родители, потому что они лучше подкованы в этих вопросах. На мой взгляд, детей не стоит привлекать к этому — они еще слишком неопытны, но учитывать их позицию нужно обязательно. Для галочки эти цветы никому не нужны. Есть человеческие отношения, которые установятся и без этого».

Ирина Тарасова, преподаватель центра содействия эффективному обучению «Лагранж»:

«Мне крайне симпатична эта акция. Если она будет проходить постоянно, я буду просто счастлива. 15 лет я отработала учителем средней школы, и каждый раз, когда 1 сентября мне выдавали эти цветы, я просто не знала, что с ними делать, куда их деть. Конечно, когда твой класс ведрами заставляют цветами — это кажется даром признательности. Сначала даже тешится самолюбие, но потом просто понимаешь, что все это абсолютно бессмысленно. Кроме того, мне всегда было жалко цветы, которые засыхали. Мне кажется, что цветы должны быть исключительно символическим подарком, не более. Педагогика должна воспитывать чувство сострадания и понимания других. И в таком смысле это прекрасная акция.

Другое дело, если благотворительность становится обязанностью, и тогда это перестает иметь какой-либо смысл. К сожалению, у нас большинство хороших начинаний превращается в формальную историю. Участие в акции должно быть добровольным, и для этого педагог должен давать правильный комментарий.

«Когда твой класс ведрами заставляют цветами, сначала тешится самолюбие, но потом понимаешь, что это бессмысленно»

Маленьким детям, например, очень важно прийти 1 сентября с букетом — для них это признак искренности. В старших классах эти вопросы нужно решать всей семьей и при этом обязательно прислушиваться к мнению ребенка. Конечно, было бы правильно, если бы дети сами покупали цветы или участвовали в благотворительной акции, но пока они не работают, решение должно приниматься совместно с родителями. Для выпускников, например, важно подарить букет учителю, потому что для них это прощание со школой, с классом. Если среди ребят будут желающие поучаствовать в акции — я думаю, можно будет найти способ и учителю букет купить, и другим детям помочь. Главное, чтобы это было их решение и их желание».

Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.

Источник