Меню

Как эскимосы различают цвета оттенки



Двести снежных слов

В материалах рубрики использованы сообщения следующих журналов: «Economist» и «New Scientist» (Великобритания), «American Scientist», «Discover», «Science News» и «Smithsonian» (США), «Science et Vie» и «?a m’interesse» (Франция).

По-видимому, первым заинтересовался снегом у эскимосов немецкий антрополог Франц Боас, в начале прошлого века почти год проживший среди этого племени на острове Баффинова Земля. Он отметил, что в языке эскимосов есть несколько разнокоренных слов для снега: апут — снег, лежащий на земле; кана — падающий снег; акилокок — мягко падающий снег; пигнарток — снежный покров, удобный для саней; пиксирпок — метель и кимуксук — позёмка.

В 1940 году эстафету подхватил американский лингвист Бенджамин Уорф, он привёл пять слов для снега, причём других, чем Боас. Откуда Уорф взял эти слова, он не указал.

В энциклопедии, изданной в Чикаго в 1984 году, говорится о девяти словах, причём такому языковому богатству дано объяснение: «Из-за однообразия северного ландшафта, в котором живёт этот народ, эскимосам не о чем больше говорить, поэтому, чтобы наполнить повседневные беседы хоть каким-то содержанием, они и придумали такое количество слов, обозначающих снег».

В популярной книге «История языка» (1965 год) американского лингвиста Марио Пеи упоминается «десяток слов, обозначающих снег в языке эскимосов».

В феврале 1984 года газета «Нью-Йорк таймс» в редакционной статье сообщила (ссылаясь почему-то на Уорфа), что эскимосы различают сто типов снега. Вслед за тем ведущие многих радио- и телестанций США в метеосводках, чтобы как-то украсить суховатую информацию метеобюро, стали упоминать о двух сотнях эскимосских слов для снега.

А как на самом деле? Сто и тем более двести — это преувеличение, десяток — преуменьшение.

Специалисты говорят, что есть две ветви эскимосского языка: инуит (его изучал Боас) и юпик. Обе делятся на множество диалектов. Для обоих языков характерно богатство суффиксов, присоединяемых к корню и превращающих одно слово в целую фразу. Скажем, лодка на юпике будет ангьягх. А слово ангьягхллангиугтуклу означает «кроме того, он хочет лодку побольше».

Игорь Крупник, антрополог из Смитсоновского центра арктических исследований (США), изучив лексику обеих ветвей эскимосского языка, пришёл к выводу, что у эскимосов (и чукчей, как их принято называть в России) действительно очень много «снежных» слов.

У центральносибирских чукчей — 40, у эскимосов Канады — не менее 53. И ещё больше слов для разных «сортов» морского льда: у эскимосов Аляски Крупник нашёл около 70. И другие северные народности не отстают: у народа саами, по данным норвежских филологов, не менее 180 терминов для снега и льда. К сожалению, языки малых северных народностей находятся на пути к исчезновению.

Источник

50 оттенков белого

Эскимосы – это коренное население северных областей Гренландии, Канады (Нунавута), Америки (Аляска) и России (Чукотка). Поэтому неотъемлемой частью их повседневной жизни является снег. Это то, что они видят с рождения независимо от времени года или суток. Неудивительно, что это отразилось на их языковой картине мира и спровоцировало появления множества слов на обозначение разных состояний снега.

Впервые на эту особенность в 1911 году обратил внимание американский антрополог Франц Боас, который выделил 4 разных названия снега. Далее свой вклад в развитие темы внес лингвист Бенджамин Ли Уорф, который насчитал 7 подобных понятий. Он выдвинул гипотезу о том, что язык определяет образ мыслей его носителей и что представители разных народов имеют существенные вербальные различия. То есть немцы мыслят иначе, чем англичане, поскольку говорят на другом языке.

Уорф предположил, что большое количество слов для обозначения снега у эскимосов связано с условиями их жизни, в то время как англичанам такое разнообразие просто не нужно. И это вполне логично, согласитесь.

«У нас одно и то же слово для падающего снега, снега, лежащего на земле, утрамбованного, подобного льду снега, клейкого снега, снега, переносимого ветром, – писал в своей статье Уорф. – Для эскимоса существование такого всеобъемлющего слова просто немыслимо. Он бы сказал, что падающий снег, клейкий и т.д. – понятия разные и в плане употребления, и в плане восприятия. Он использует для них и для других видов снега разные слова».

Читайте также:  Родинки черно коричневого цвета

Суждения Уорфа быстро обрели популярность, и вместе с их повторением постоянно росло количество эскимосских слов, обозначающих снег. Сначала их стало 10, затем – 50, 100 и даже 200. Но сколько на самом деле у эскимосов слов для обозначения снега? Ответ зависит от того, как считать.

При подсчете очень важно различать термины «слово» и «корень слова», поскольку из любого корня можно создать очень большое количество слов. К тому же единого понятия «эскимосского языка» просто не существует. Есть несколько языков, принадлежащих к эскимосско-алеутской языковой семье. В них может быть больше или меньше слов для обозначения снега и, что важнее, слов, которыми его обозначают.

wa-ter – тающий снег

tlayinq – снег вперемешку с грязью

tlaslo – медленно идущий снег; tlapinti – быстро идущий снег

sulitlana – зеленый снег; mentlana – розовый снег

ylaipi – завтрашний снег

skriniya – снег, не долетающий до земли

sotla – снег, искрящийся на солнце; tlun – снег, сверкающим при свете луны

tlapi – летний снег

trinkyi – первый снег в году; tronkyin – последний снег в году

briktla – снег, подходящий для строительства; striktla – плохой снег для строительства

krotla – снег, слепящий глаза

maxtla – снег, заметающий всю деревню

tla – обычный снег

После более детального научного исследования в 1980-х годах миф о количестве слов, обозначающих снег, был назван «великим эскимосским словарным обманом». Точное количество таких терминов не подсчитает никто, но это не умаляет мастерства северных народов в описании зимних погодных условий.

Источник

Перевод и язык Эскимосов

* На фотографии Волшебная Гравюра, подаренная Янь Инь – мастером У-Шу, оперной певицей из Императорского Рода Китая, Сергею Козий в его День Рождения 18.06.2001 года (фрагмент интерьера мастерской Сергея Козий).
Надпись на гравюре: Сергей, я желаю, чтобы ты вставали с Петухами и тогда твоя Жизнь будет, как это цветущее Дерево.
Волшебство этой Гравюры заключается в том, что, если она висит на стене, то неведомая сила поднимает меня с петухами. Мне приходилось её прятать и тогда этого явления не было. Янь Инь сказала, что второй такой Гравюры в этом Мире никогда не существовало и существовать не будет.

Не ласкай меня дождями проливными,
Что в открытое окно не постучатся.
Рвутся в чисто поле кони вороные,
И тебе за ними точно не угнаться.

Эх, вы, кони, кони — капает в ладони, —
Не объездишь вас никак, не оседлаешь.
Снова небо в зонтик плачет на пeрроне.
Что ж ты, ветер-змей, так сладко завываешь!
. Лейла Бакурска (Написано на улице, по которой ходил Ф.Г. Лорка: http://www.stihi.ru/2008/09/28/374 )

Дорогая Ольга, Вы мне пишите: «Когда Вы даете определение «смыслу» как «отождествленному разнообразию», Вы упускаете одну важную деталь, а именно критерии оценки значимости различий. А критерии могут быть разные, и они разные у разных народов. Говорят, что язык эскимосов различает 40 оттенков снега. В вашем определении этот момент опущен. При переводе, однако, он существенен».

Давайте обратимся к философам:

Две черные ленты – грохот металла.
Тоска мертвой хваткой в сердце закралась.
Огненный змей перелетной птице
Гонится в след – к югу стремится.

Сегодня уехал из города снов,
Где Демон срывает кресты с куполов.
Там душу оставил, там все меня ждет,
Там черный пес Грант ее стережет.

Скоро соленый и влажный ветер
Волны поднимет в угрюмом привете,
Чайка взлетит над пустынным пляжем,
«Сдайте белье», – проводница скажет.
Днем на работу, ночью в кабак,
Где в сигаретном дыму полумрак.
Водка, вино, болтовня пьяных дам …
Телом я здесь, а душою я там …

Читайте также:  Лак для ногтей под платье зеленого цвета

Я возвращаюсь из города снов,
Где Демон срывает кресты с куполов …
(См. ком. 1)
……
……
……

Комментарий 1. Это стихотворение можно рассматривать как пример самореференции, осуществленной автором. Под самореференцией в концепции языка как высказываниях об ощущениях и чувствованиях (сложных комплексах внутренних ощущений) [4, с. 193-199] понимаются высказывания о представлениях, сформированных внутренними комплексами ощущений, в отличие от инореференции, в которой внутренние представления соотносятся с комплексами ощущений, полученными из внешнего мира.

Это фрагмент статьи «СРАВНИТЕЛЬНАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ САМОРЕФЕРЕНТНОСТИ ЛОГИКИ СМЫСЛА Ж. ДЕЛЕЗА Э. ГУССЕРЛЯ И Л. ВИТГЕНШТЕЙНА
В РЕКОНСТРУКЦИИ С КОММЕНТАРИЯМИ» моего ученика Максима Козий, опубликованная в одном из старейших журналов Украины – «Философские перипетии» в 2007 году.
http://www.proza.ru/2009/03/22/575

Дорогие моему сердцу эскимосы, никакого понятия не имеют, кто такие Ж. Делёз, Э. Гуссерль, Л. Витгенштейн, Максим Козий и другие выдающиеся философы…
Они Шекспира и Лорда Байрона не переводят на свой эскимосский язык… Эскимосы различают 40 оттенков снега и чем богаты, тому и рады…
Но бывает так, что и эскимосы переводят Байрона Шекспира на русский язык…

Возможно ли в настоящее время
реализовать идею Пигмалиона —
оживить статую?
Во многом — да.
Каждый человек со средне развитым
уровнем мышления
напоминает статую…
Если мышление развить
до высших пределов —
статуя оживает…

Не тешьте себя надеждой,
что мышление бывает творческое
и (или) какое-либо другое не творческое!
Мышление, оно, есть или его нет.
Мышление бывает слабо развитым,
Удовлетворительно развитым
и развитым в высокой степени.
Развитое мышление — творческое
во всех областях его проявления!
Самая большая трагедия жизни —
Отождествление мышления
и приобретенных навыков.

Это эпиграфы к моему, увидевшему свет в 1999 году, роману «ГАЛАТЕЯ: фрагмент романа между Демоном и Ласточкой-касаткой»…

Нельзя не согласится с Максимом Козий: «Под самореференцией в концепции языка как высказываниях об ощущениях и чувствованиях (сложных комплексах внутренних ощущений) [4, с. 193-199] понимаются высказывания о представлениях, сформированных внутренними комплексами ощущений, в отличие от инореференции, в которой внутренние представления соотносятся с комплексами ощущений, полученными из внешнего мира».

Язык – «высказывания об ощущениях и чувствованиях (сложных комплексах внутренних ощущений)».
Надобно понять раз и навсегда: ощущения и чувствования – первичны, ЯЗЫК ВТОРИЧЕН! И может быть любым!

В ведах, которым тысячи лет, написано: «Несомненно, то, что причину и следствие во всех их формах создала прежде – личность Бога – своей собственной энергией. И этот господь – причина и следствие – в гуннах материальной природы есть трансцендентный абсолют» [1, с. 25]. И далее: «Ими (причиной и следствием) приводятся в действия эти гунны (свойства) материальной природы. Каждый подвержен влиянию этих гунн, как будто внутрь вошедших – благодаря трансцендентному сознанию полностью осведомленного» (перевод мой). ( http://www.proza.ru/2009/03/21/613 )

Это даёт право нам сказать: ощущения и чувствования – причина, ЯЗЫК – следствие!

Различают два акта: ТВОРЕНИЕ – от ощущений и чувствований к выражению их в языке
и ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ – от выражения в языке к ощущениям и чувствованиям – их образам.
Эти два акта являются семантическими. Ощущения и чувствования этих двух актов, для одной и той же фразы языка ВЗАИМОЭКВИВАЛЕНТНЫ! Эта взаимная эквивалентность и является тем, что мы, на высшем уровне обобщения, называем ОБЪЕКТИВНОСТЬЮ СМЫСЛА!

Объективный смысл слова, предложения, текста может быть в тождественности соотнесен с метафизическими мирами самореференции и инореференции субъекта. Этот уровень соотнесения образных структур называют ПОНИМАНИЕМ! Понимание может быть осмысленно в акте ТВОРЕНИЯ и выражено в языке. После чего, понимание может быть ВОСПРОИЗВЕДЕНО в объективности смысла.
Только пониманию может быть приписана субъективная оценка!
И естественно, что оценка осмысленного, в понимании эскимосом, будет существенно отличатся от оценки того же осмысленного, в понимании урбанизированным европейцем. Эти различия называют культурологическими!

Читайте также:  Юбка лето синего цвета

В любом осмыслении: инореференции, самореференции, понимания, смысл является ничем иным, как ОТОЖДЕСТВЛЁННЫМ РАЗНООБРАЗИЕМ.

Если взять группы молодых людей в возрастных категориях от 12 до 20 лет, человек по 25 и попросить членов группы закрыть глаза и воспроизвести то, что они видят за понятием «цвет», они на ушко преподавателю скажут, разделившись на 3 подгруппы:
первая (25%): радуга или палитра красок или палитра цветовых ощущений;
вторая (45%): красный или синий или оранжевый… если спрашиваешь, почему именно такой цвет, то обычно отвечают: «он мне больше всего нравится»;
третья (30%): ничего не видят – мрак.
Первая подгруппа – это, наверно, эскимосы…

Я такой эксперимент провёл с сотнями групп!
Выходит так, что процедуры смысловоспроизведения могут быть разными.

Статистически незначимым (очень редким) может быть и такой ответ: Цвет общества: балы, аристократки в красивых платьях с веерами, красивые залы, колонны, музыка. Или цветущие розы, или жасмины в цвету. Еще вижу цветение разных растений. Например, вишни или яблоня в цвету. Слово «цвет», видимо, произошло от растений; они по-разному цвели, так что отличались друг от друга цветом.

А какая процедура смысловоспроизведения лучшая? Какая худшая? Какая более эффективная, какая менее эффективная?

Смысл познаётся в сравнении! Давайте сравним эти процедуры с процедурой мышления какого-нибудь всеми признанного Гения:

Слова, написанные или произнесенные, не играют, видимо, ни малейшей роли в механике моего мышления. Психологическими элементами мышления являются некоторые более или менее ясные знаки или образы, которые могут быть «по желанию» воспроизведены и скомбинированы.
. Элементы, о которых я только что упомянул, бывают у меня обычно визуального или изредка двигательного типа. Слова и другие условные знаки приходится подыскивать (с трудом) только на вторичной стадии.
Альберт Эйнштейн

Мышление в многозначности – это образ культурного мышления человека!
Об этом подробно написано в «Многозначность смысла понятий и перевод»: http://www.stihi.ru/2010/01/26/3306

Таким образом, становится ясно, что наиболее эффективной процедурой мышления, развитой в высокой степени, обладают дети первой подгруппы. Они воспроизводят смысл в многозначности отождествлённых образов и имеют широкое смысловое поле для реализации процедуры ПОНИМАНИЯ и дальнейших оценок результатов понимания, а также построения теоретических моделей своего мировоззрения в инореференции и самореференции.

Нельзя не согласиться с Иоганом Вольфгангом Гете – “всякое созерцание переходит в наблюдение, всякое наблюдение – в соображение, всякое соображение в установление важной связи, и, можно сказать, что всякий раз, когда мы внимательно вглядываемся в мир, мы создаем теорию“.

Дети второй подгруппы обладают удовлетворительно развитым мышлением, если им объяснить, очень быстро переходят из состояния мышления в однозначности к мышлению в многозначности…

С детьми третьей подгруппы приходится «повозится»… Они обладают слабо развитым мышлением…

Смысловоспроизведение: «Цвет общества: балы, аристократки в красивых платьях с веерами, красивые залы, колонны, музыка. Или цветущие розы, или жасмины в цвету. Еще вижу цветение разных растений. Например, вишни или яблоня в цвету. Слово «цвет», видимо, произошло от растений; они по-разному цвели, так что отличались друг от друга цветом», — является ассоциативным. Его можно назвать сюрреалистическим. Человек с таким мышление может легко писать сюрреалистические стихи и картины.
Однако он будет испытывать некоторые затруднения в коммуникации.

Перволюди в своих языках уникально именовали всё различимое – все вещи. Однако при этом, с развитием языка, бесконечно увеличивался словарь… Это обусловило возникновение мышления в многозначности, когда в языке стали именовать множества подобных вещей и говорить о них, как о единичном — тождественном множестве вещей. Словарь в языках обрёл граничные очертания!

«Говорят, что эскимосы зафиксировали в словаре своего языка 40 оттенков снега». Это свидетельствует о том, что язык эскимосов сохранил в себе атавизм протоязыков.
Но эскимосы, они же не только в стране Эскимосии живут, но и обитают среди нас!

Самая большая трагедия жизни —
Отождествление мышления
и приобретенных навыков.

Источник