Меню

Как изобрели синий цвет



Загадка древности: как появился синий цвет и почему его раньше не видели

Ещё недавно в истории человечества такой цвет, как синий, просто не существовал. Нет слова, определяющего этот цвет, в таких древних языках, как греческий, китайский, японский, иврит. Мало того, что нет слова, есть свидетельства, что древние люди не видели этот цвет вовсе.

Всё началось с древних произведений. В «Одиссее» Гомер сравнивает цвет моря с цветом тёмного вина, но почему не упоминает синий или зелёный?

В 1858 году учёный Уильям Гладстон заметил, что это не единственное странное описание цвета в этом произведении. Гомер описывает также детали одежды, вооружения, брони, черты лица, животных, и цвета, которые он присваивает многим вещам, крайне странные. Например, железо и овцы фиолетовые, а мёд зелёный.

Гладстон решил подсчитать, сколько раз встречается упоминание цветов в «Одиссее». Чёрный приблизительно 200 раз, белый около 100, красный 15 раз, а жёлтый и зелёный менее 10 раз.

Тогда он стал изучать другие древнегреческие произведения и заметил интересную закономерность: нигде не упоминался синий цвет. Нет даже намёка на него. Такое ощущение, что греки жили в тёмном и мутном мире, лишённом ярких цветов. Были только белый, чёрный и цвет металла с редкими вкраплениями красного и жёлтого.

Гладстон предположил, что это была какая-то общая черта, присущая только грекам, но филолог Лазарус Гейгер (Lazarus Geiger) продолжил его работу и пришёл к выводу, что это справедливо и для других древних культур.

Он изучил исландские саги, Коран, древнекитайские истории и древнееврейскую версию Библии. Вот, например, что он написал об индуистских ведических гимнах:

«Эти гимны состоят из более 10 тысяч строк, где множество раз встречается описание небес. Едва ли что-нибудь описывается чаще, чем небеса. Солнце, закаты, день и ночь, тучи и молнии и много чего ещё. Но есть одна вещь, о которой невозможно узнать из этих описаний. Это то, что небо синего цвета».

В древности не было синего цвета, он не отличался от зелёных и тёмных оттенков.

Тогда Гейгер стал копать дальше и выяснять, когда же появился синий цвет. И выявил ещё одну интересную закономерность. В каждом языке сначала были определения для тёмных и светлых оттенков, далее появлялось слово «красный» — цвет крови и вина, а только потом жёлтый и зелёный. И в самом конце, через много лет, наконец-то появился синий.

Единственная древняя культура, которая различала синий цвет, — египетская. У египтян даже была краска синего цвета.

Если так задуматься, то синего цвета не так много в природе. Есть, конечно, небо. Но действительно ли оно синее? Как мы видим из работ Гейгера, даже священные писания, которые часто описывают небеса, необязательно видят его таковым.

Почему люди не видели синий цвет до недавнего времени

Один исследователь, Гай Дойчер, автор книги «Сквозь зеркало языка», провёл любопытный эксперимент. Он знал, что один из первых вопросов, который задают многие дети, это «Почему небо голубое?». Так он растил дочь, стараясь при этом не описывать ей цвет неба, и однажды обратился к ней с вопросом, какой цвет она видит, когда смотрит на небо.

Девочка не могла ответить. Небо было для неё сначала бесцветным. Далее она решила, что оно белое. И только спустя некоторое время пришла к выводу, что оно синее.

Синий цвет был для неё не первым, который она увидела. Он был последним.

Могут ли люди видеть цвета, которым ещё нет определения?

Ответ на этот вопрос дать сложно, потому что мы не знаем, что происходило в голове у Гомера, когда он описывал море цвета тёмного вина и фиолетовых овец. Но мы знаем, что древние греки и представители других древних культур имели такое же биологическое строение и способность воспринимать цвета, как и мы с вами.

Но действительно ли вы можете видеть то, чему ещё нет описания?

Учёный Джули Давидофф специально ездил в Намибию, чтобы выяснить это. Там он провёл эксперимент в местном племени химба, которое говорит на языке, где нет определения синему цвету и нет различий между голубым и зелёным.

Читайте также:  Что корректирует фиолетовый цвет

Он показал им круг с 11 зелёными квадратами и одним голубым. Члены племени не смогли показать, какой из них отличается.

Но химба имеют в запасе больше слов, описывающих зелёный цвет, чем мы. Когда они смотрели на круг из зелёных квадратиков, где один немного отличался оттенком, они сразу же указывали на него.

Для большинства из нас это сложно.

Вот он, другой квадратик.

Джули Давидофф сделал вывод, что без слова, определяющего цвет, без способа его идентификации, нам очень сложно заметить какое-то различие, хотя наши глаза физически их воспринимают.

Итак, прежде чем синий цвет стал общепринятой нормой, люди могли видеть его, но не понимали, что они видят.

Получается, что новые цвета постепенно появляются в нашем мире. Не фактически (они уже существуют в природе), просто с течением времени люди развивают способность видеть и различать их.

Источник

Синий цвет в истории и культуре

Пытаясь разобраться в двойственной природе самого загадочного цвета, Blueprint создал краткий путеводитель в мире синего.

Небо / Таррелл / Ван Гог

Кандинский считал, что синий — это цвет покоя. В исследовании «О духовном в искусстве» художник писал: «Чем глубже синий цвет, тем сильнее он зовет человека в бесконечность, будит в нем стремление к чистому и, наконец, к сверхъестественному. Синий – это типично небесный цвет». Цвет неба кажется нам синим вследствие когерентного рассеивания (его еще называют рэлеевским, в честь британского физика лорда Рэлея) солнечного света в атмосфере: коротковолновые составляющие солнечного спектра рассеиваются в воздухе сильнее, чем длинноволновые, а так как синий находится в коротковолновом конце видимого спектра, мы видим небо именно таким. Знание о природе синего цвета неба не лишает его магии. Ван Гог медитативно писал «Звездную ночь над Роной», завороженный ее густым и бездонным синим цветом, но ближе всего к пониманию того, как расходятся знание и восприятие цвета, оказался американский художник Джеймсу Таррелл. Создаваемые им с 1970-х годов «небесные пространства» (skyspaces), архитектурные сооружения с открытым доступом к небу через отверстие в крыше, учат нас чистому опыту восприятия света синевы неба, обрамленного в условную рамку произведения искусства.

Джеймс Тарелл, инсталляция Rondo (Blue), серия Shallow Spaces, 1969

Синий в религии / Дева Мария

#нейтральность #универсальность
#истина
#любовь

Широта трактовок синего цвета в христианстве обширна: синий символизирует и истину, и благоразумие, и набожность. В изобразительном искусстве иконография закрепляет за отдельными персонажами Нового Завета определенные тона. По словам Стивена Блейхера, профессора искусств Университета Прибрежной Каролины, с V века в католической церкви начал формироваться своеобразный цветовой код: Петр предстает перед нами в белых и синих одеяниях, Павел — в зеленых и красных, Мария Магдалена — в фиолетовых, Дева Мария —– в синих. Такой выбор цветов определен более широкими символическими представлениями о назначении каждого цвета. Все это легко объяснимо, поскольку синий – это цвет небес, истины и божественной любви. К тому же ультрамариновая краска была товаром люксового сегмента: она изготавливалась из самого дорогого природного пигмента — ляпис-лазури, доставляемой в Европу из Афганистана Великим шелковым путем и продавалась по той же цене, что и золото.

Беспокойство синего / синий Гете / синий в романтизме

Символизм синего, как и любого другого цвета, опирается во многом на объективные особенности психики, первичные ассоциации и личный опыт каждого. Синий цвет в природе — это цвет водного и воздушного пространства, главных источников жизни. Мифологические, религиозные и эстетические воззрения дополняют человеческий опыт, но именно «опыт учит нас тому, что отдельные цвета дают особое расположение духа», как писал в своем «Учении о цвете» Гете. Он противопоставлял синий желтому и считал, что он «вносит беспокойство» и «удаляется от света». Знаменитый поэт заложил еще одну важную традицию: выбор символической монохромии. Синий он представляет как холодный и трагический цвет, ассоциирующийся с небом и горными вершинами. Позже, с легкой руки Освальда Шпенглера, этот «перспективный, близкий к темноте, далекий» цвет будет назван «фаустовским, трансцендентным, духовным». Идеи Гете были восприняты многими живописцами эпохи романтизма: их отголоски чувствуются с одинаковой силой и в пейзажах Каспара Давида Фридриха, и в акварелях Уильяма Тернера. Роковой синий будет преследовать художников и кинематографистов и в более поздние эпохи, как, например, Лени Рифеншталь, отзывавшуюся о своем фильме «Голубой свет» следующим образом: «Словно предчувствуя, в нем я рассказала свою позднейшую судьбу: Юнта, странная девушка, живущая в горах в мире грез, преследуемая и отверженная, погибает, потому что рушатся ее идеалы — в фильме их символизируют сверкающие кристаллы горного хрусталя. До начала лета 1932 года я тоже жила в мире грез…»

Читайте также:  Красивые узоры синего цвета

Каспар Давид Фридрих, «Монах у моря», 1808–1810

Светоносный синий Николая Рериха

Во время своего полета Юрий Гагарин оставил в бортовом журнале запись: «Неописуемая цветовая гамма! Как на полотнах художника Николая Рериха». Бирюзовый, сиреневый, лазурный, пурпурный, циан, ультрамарин — спектр «светоносных» рериховских цветов почти полностью составлен из пульсирующих и излучающих жизнь оттенков синего. Николай Рерих, по свидетельству его друзей и близких бывший исключительно спокойным человеком, по праву заслужил свое звание настоящего мастера синевы. Самое значительное событие в жизни Николая Рериха — Центрально-Азиатская экспедиция — принесла художнику цикл из 2000 горных пейзажей, наполненных свободой, свежим ветром и пространством. Синий Рериха — это цвет абсолютной чистоты, мудрости, истины, космического разума, отсутствия границ и синего гималайского мака.

Далекая синяя высь

Все мы — «Cиний мрамор». Именно так называется легендарная фотография полностью освещенной Земли, сделанная на борту миссии «Аполлона-17». В 1972 году этот снимок окончательно закрепил за синим ярлык космического цвета и определил спектр планетарной палитры. Спустя 22 года аппарат «Вояджер-1» сделает еще одну знаменитую фотографию Земли с расстояния 6 млрд км. В этот раз вместо мрамора будет лишь бледно-синяя точка, затерявшаяся во мраке галактики. Сейчас «Вояджер-1» находится за пределами Солнечной системы и одиноко бороздит межзвездное пространство, надеясь через миллионы лет случайно прибиться к другим мирам пустой бутылкой с посланием. Внеземным оттенкам посвящен и псевдодокументальный фильм «Далекая синяя высь» Вернера Херцога. Его космос состоит из арктических вод, закованных вечным льдом, поэзии гравитационных туннелей и надежды, что мы не одни во Вселенной.

На вопрос, почему логотип Facebook синий, у Марка Цукерберга заготовлен интимный ответ. Создатель самой популярной социальной сети на планете страдает дальтонизмом и не в состоянии различать красные и зеленые оттенки, поэтому использовал для своего детища синий цвет. Эта красивая легенда вряд ли устроит профессиональных веб-маркетологов и психологов-колористов, которые еще на заре интернета поняли, в какой гамме лучше всего верстать корпоративные сайты. Крупнейшие социальные сети Facebook, Twitter, LinkedIn, VK, LiveJournal, Tumblr, Foursquare и многие другие выбирают для своего оформления именно синий неспроста: это цвет интеллекта, надежности и общения. Но прежде всего он нейтрален, одновременно успокаивает и создает атмосферу безопасности и доверия. Именно то, что нужно, чтобы уравновесить хаос и динамику постоянно обновляемого ньюсфида.

Источник

Как изобрели синий цвет

«Чем глубже синий цвет, тем сильнее он зовет человека в бесконечность, будит в нем стремление к чистому и, наконец, к сверхъестественному. Синий – это типично небесный цвет». время поговорить о любимом цвете Василия Кандинского, имеющем свою, совершенно уникальную историю в мире искусства.

Невидимый синий.

В прошлый раз мы коснулись того, что синий цвет в искусстве прошлого существовал весьма загадочно. Он то игнорировался, то использовался не там, где нужно. Синий являлся синонимом черному, точно также, как желтый — белому. В греческом и латинском языках практически не возможно найти этому цвету название. в то время как для триады белый-красный-черный имеется по несколько обозначений. Для описания очевидно синих вещей (растений, минералов) греческие авторы используют названия других цветов. Такое ощущение, что либо вместо синего они видели другие цвета, либо намеренно его игнорировали. Разумеется, ни то ни другое не верно. Древние греки видели окружающий мир идентично европейцу XX столетия, никакие этнические различия не меняли их зрительные качества настолько сильно, а проблема синего цвета не имела личного характера. Тут речь о культурных, социальных, и идеологических различиях, мешающих древним людям воспринимать синий цвет самостоятельно.

Читайте также:  Консилеры каким цветом что замазывает

Первое появление.

Египетский синий был изобретен еще в III тысячелетии до н.э., изготавливался он из песка и меди, перемолотых в порошок. В древнем Риме синий цвет откровенно не любили, он ассоциировался с черным, то есть с трауром, смертью, порой уродством. По этой причине носить синий цвет было чем-то вопиющим. Голубые глаза были предметом неуважения, физическим недостатком. Свидетельством порочности у женщин и женоподобия у мужчин. В театре голубые глаза часто использовались для создания комических персонажей. В эпоху раннего Средневековья синий цвет категорически не мог быть включен в систему богослужебных цветов. Система сложилась гораздо раньше, чем восприятие синего отдельным цветом, а укоренившиеся к тому моменту стереотипы сделали реабилитацию синего невозможной. Церковь не уделяла ни малейшего, даже самого крошечного места для этого цвета. Католическая литургия всегда была построена на пресловутых трех цветах (догадайтесь каких), правда, по будням их позволялось разбавлять зеленым. Выходит, даже у зеленого цвета было больше прав. При том, что в природе превалируют оба цвета и часто сочетаются вместе.

«Золотой век» синего.

В начале второго тысячелетия, и в особенности начиная с XII века, синий в западноевропейской культуре перестает быть второстепенным и редко используемым цветом, каким он был в Древнем Риме и в эпоху раннего Средневековья. Отношение к нему меняется на прямо противоположное: синий становится модным, аристократическим цветом и даже, по мнению некоторых авторов, прекраснейшим из цветов. За несколько десятилетий его экономическая ценность многократно возросла, его все активнее используют в одежде, он занимает все большее место в художественном творчестве. Столь неожиданная и разительная перемена свидетельствует о том, что та иерархия цветов, что занимала место в системах человеческого восприятия столько лет, была полностью реорганизована.

Под волной вдохновения было изобретено необъятное количество трактовок синего. Синий символизирует истину, божественную силу, чистый разум, святость. Иконография распределяет оттенки синего за отдельными персонажами Нового Завета. В первые десятилетия XIII века вдохновленные представители власти начинают облачаться в лазурные цвета. Вспомните о еще недавнем несправедливом обращении с синим цветом, которое было два или три поколения назад. А сейчас великий король Франции, Людовик Святой, становится первым королем, облачившимся в синие одеяния. Начиная с загробного, тлетворного и вытесняемого цвета, синий дорос до главного символа божественности.

Финансовый рост.

В эпоху Возрождения появилось название для наиболее ценного на тот момент пигмента — лазурита. Ультрамариновая краска изготавливалась из самого дорогого на тот момент минерала, ляпис-лазури, что продавался по стоимости пятикратно своему весу. Еще с VI века он доставлялся в Европу только из Афганистана, где происходила его добыча и переработка. Проделывая Великий Шелковый Путь и попадая на европейский рынок, ультрамариновая краска становилось товаром люксового сегмента. Лазурит, из-за его исключительной редкости использовали экономно, и часто его берегли для богатых покровителей, а покупать могли наиболее процветающие художники.

Синий в эпоху современности и наши дни.

Для романтиков, в особенности немецких, синий цвет, как и фиолетовый имеет крайне мощную положительную символику. Это цвет прозаиков и поэтов, влюбленных в неведомое. «Цвет таинственной души мира» — так романтики воспевают синий, восхищаясь всем разнообразием его оттенков. Все достоинства синего раскрываются в максимальной полноте уже в конце XIX — начале XX в. Голубой считается самым красивым оттенком синего. Романтизм наделяет голубой цвет своего рода религиозным смыслом. На момент написания «Юного Вертера», где Гёте одевает своего героя в синий фрак, синий — был самым модным в Германии 1770-х годов. Ошеломительный успех книги еще больше способствует усилению этой моды. Так синий и получил распространение по всей Европе.

Пабло Пикассо обратился к синему цвету и создал «голубой период» тогда, когда двигателем его творчества были меланхолия, депрессия, переживание горя. Синий цвет может передавать апатию также, как и покой, ощущение глубины так же, как и одновременное ощущение безнадежности.

Невзирая на меланхоличность синего цвета, каким он запечатлился в современной культуре, он также оставляет за собой ассоциации с близостью к истине, космогонии, мистике, создает впечатление духовности и остается любимым цветом для огромного количества авторов.

Источник