Меню

Как получали древние синий цвет



Загадка древности: как появился синий цвет и почему его раньше не видели

Ещё недавно в истории человечества такой цвет, как синий, просто не существовал. Нет слова, определяющего этот цвет, в таких древних языках, как греческий, китайский, японский, иврит. Мало того, что нет слова, есть свидетельства, что древние люди не видели этот цвет вовсе.

Всё началось с древних произведений. В «Одиссее» Гомер сравнивает цвет моря с цветом тёмного вина, но почему не упоминает синий или зелёный?

В 1858 году учёный Уильям Гладстон заметил, что это не единственное странное описание цвета в этом произведении. Гомер описывает также детали одежды, вооружения, брони, черты лица, животных, и цвета, которые он присваивает многим вещам, крайне странные. Например, железо и овцы фиолетовые, а мёд зелёный.

Гладстон решил подсчитать, сколько раз встречается упоминание цветов в «Одиссее». Чёрный приблизительно 200 раз, белый около 100, красный 15 раз, а жёлтый и зелёный менее 10 раз.

Тогда он стал изучать другие древнегреческие произведения и заметил интересную закономерность: нигде не упоминался синий цвет. Нет даже намёка на него. Такое ощущение, что греки жили в тёмном и мутном мире, лишённом ярких цветов. Были только белый, чёрный и цвет металла с редкими вкраплениями красного и жёлтого.

Гладстон предположил, что это была какая-то общая черта, присущая только грекам, но филолог Лазарус Гейгер (Lazarus Geiger) продолжил его работу и пришёл к выводу, что это справедливо и для других древних культур.

Он изучил исландские саги, Коран, древнекитайские истории и древнееврейскую версию Библии. Вот, например, что он написал об индуистских ведических гимнах:

«Эти гимны состоят из более 10 тысяч строк, где множество раз встречается описание небес. Едва ли что-нибудь описывается чаще, чем небеса. Солнце, закаты, день и ночь, тучи и молнии и много чего ещё. Но есть одна вещь, о которой невозможно узнать из этих описаний. Это то, что небо синего цвета».

В древности не было синего цвета, он не отличался от зелёных и тёмных оттенков.

Тогда Гейгер стал копать дальше и выяснять, когда же появился синий цвет. И выявил ещё одну интересную закономерность. В каждом языке сначала были определения для тёмных и светлых оттенков, далее появлялось слово «красный» — цвет крови и вина, а только потом жёлтый и зелёный. И в самом конце, через много лет, наконец-то появился синий.

Единственная древняя культура, которая различала синий цвет, — египетская. У египтян даже была краска синего цвета.

Если так задуматься, то синего цвета не так много в природе. Есть, конечно, небо. Но действительно ли оно синее? Как мы видим из работ Гейгера, даже священные писания, которые часто описывают небеса, необязательно видят его таковым.

Почему люди не видели синий цвет до недавнего времени

Один исследователь, Гай Дойчер, автор книги «Сквозь зеркало языка», провёл любопытный эксперимент. Он знал, что один из первых вопросов, который задают многие дети, это «Почему небо голубое?». Так он растил дочь, стараясь при этом не описывать ей цвет неба, и однажды обратился к ней с вопросом, какой цвет она видит, когда смотрит на небо.

Девочка не могла ответить. Небо было для неё сначала бесцветным. Далее она решила, что оно белое. И только спустя некоторое время пришла к выводу, что оно синее.

Синий цвет был для неё не первым, который она увидела. Он был последним.

Могут ли люди видеть цвета, которым ещё нет определения?

Ответ на этот вопрос дать сложно, потому что мы не знаем, что происходило в голове у Гомера, когда он описывал море цвета тёмного вина и фиолетовых овец. Но мы знаем, что древние греки и представители других древних культур имели такое же биологическое строение и способность воспринимать цвета, как и мы с вами.

Но действительно ли вы можете видеть то, чему ещё нет описания?

Учёный Джули Давидофф специально ездил в Намибию, чтобы выяснить это. Там он провёл эксперимент в местном племени химба, которое говорит на языке, где нет определения синему цвету и нет различий между голубым и зелёным.

Читайте также:  Как сделать плавный переход цвета при сухом валянии

Он показал им круг с 11 зелёными квадратами и одним голубым. Члены племени не смогли показать, какой из них отличается.

Но химба имеют в запасе больше слов, описывающих зелёный цвет, чем мы. Когда они смотрели на круг из зелёных квадратиков, где один немного отличался оттенком, они сразу же указывали на него.

Для большинства из нас это сложно.

Вот он, другой квадратик.

Джули Давидофф сделал вывод, что без слова, определяющего цвет, без способа его идентификации, нам очень сложно заметить какое-то различие, хотя наши глаза физически их воспринимают.

Итак, прежде чем синий цвет стал общепринятой нормой, люди могли видеть его, но не понимали, что они видят.

Получается, что новые цвета постепенно появляются в нашем мире. Не фактически (они уже существуют в природе), просто с течением времени люди развивают способность видеть и различать их.

Источник

Как получали древние синий цвет

«Чем глубже синий цвет, тем сильнее он зовет человека в бесконечность, будит в нем стремление к чистому и, наконец, к сверхъестественному. Синий – это типично небесный цвет». время поговорить о любимом цвете Василия Кандинского, имеющем свою, совершенно уникальную историю в мире искусства.

Невидимый синий.

В прошлый раз мы коснулись того, что синий цвет в искусстве прошлого существовал весьма загадочно. Он то игнорировался, то использовался не там, где нужно. Синий являлся синонимом черному, точно также, как желтый — белому. В греческом и латинском языках практически не возможно найти этому цвету название. в то время как для триады белый-красный-черный имеется по несколько обозначений. Для описания очевидно синих вещей (растений, минералов) греческие авторы используют названия других цветов. Такое ощущение, что либо вместо синего они видели другие цвета, либо намеренно его игнорировали. Разумеется, ни то ни другое не верно. Древние греки видели окружающий мир идентично европейцу XX столетия, никакие этнические различия не меняли их зрительные качества настолько сильно, а проблема синего цвета не имела личного характера. Тут речь о культурных, социальных, и идеологических различиях, мешающих древним людям воспринимать синий цвет самостоятельно.

Первое появление.

Египетский синий был изобретен еще в III тысячелетии до н.э., изготавливался он из песка и меди, перемолотых в порошок. В древнем Риме синий цвет откровенно не любили, он ассоциировался с черным, то есть с трауром, смертью, порой уродством. По этой причине носить синий цвет было чем-то вопиющим. Голубые глаза были предметом неуважения, физическим недостатком. Свидетельством порочности у женщин и женоподобия у мужчин. В театре голубые глаза часто использовались для создания комических персонажей. В эпоху раннего Средневековья синий цвет категорически не мог быть включен в систему богослужебных цветов. Система сложилась гораздо раньше, чем восприятие синего отдельным цветом, а укоренившиеся к тому моменту стереотипы сделали реабилитацию синего невозможной. Церковь не уделяла ни малейшего, даже самого крошечного места для этого цвета. Католическая литургия всегда была построена на пресловутых трех цветах (догадайтесь каких), правда, по будням их позволялось разбавлять зеленым. Выходит, даже у зеленого цвета было больше прав. При том, что в природе превалируют оба цвета и часто сочетаются вместе.

«Золотой век» синего.

В начале второго тысячелетия, и в особенности начиная с XII века, синий в западноевропейской культуре перестает быть второстепенным и редко используемым цветом, каким он был в Древнем Риме и в эпоху раннего Средневековья. Отношение к нему меняется на прямо противоположное: синий становится модным, аристократическим цветом и даже, по мнению некоторых авторов, прекраснейшим из цветов. За несколько десятилетий его экономическая ценность многократно возросла, его все активнее используют в одежде, он занимает все большее место в художественном творчестве. Столь неожиданная и разительная перемена свидетельствует о том, что та иерархия цветов, что занимала место в системах человеческого восприятия столько лет, была полностью реорганизована.

Под волной вдохновения было изобретено необъятное количество трактовок синего. Синий символизирует истину, божественную силу, чистый разум, святость. Иконография распределяет оттенки синего за отдельными персонажами Нового Завета. В первые десятилетия XIII века вдохновленные представители власти начинают облачаться в лазурные цвета. Вспомните о еще недавнем несправедливом обращении с синим цветом, которое было два или три поколения назад. А сейчас великий король Франции, Людовик Святой, становится первым королем, облачившимся в синие одеяния. Начиная с загробного, тлетворного и вытесняемого цвета, синий дорос до главного символа божественности.

Читайте также:  С чем сочетать зеленый цвет сумки

Финансовый рост.

В эпоху Возрождения появилось название для наиболее ценного на тот момент пигмента — лазурита. Ультрамариновая краска изготавливалась из самого дорогого на тот момент минерала, ляпис-лазури, что продавался по стоимости пятикратно своему весу. Еще с VI века он доставлялся в Европу только из Афганистана, где происходила его добыча и переработка. Проделывая Великий Шелковый Путь и попадая на европейский рынок, ультрамариновая краска становилось товаром люксового сегмента. Лазурит, из-за его исключительной редкости использовали экономно, и часто его берегли для богатых покровителей, а покупать могли наиболее процветающие художники.

Синий в эпоху современности и наши дни.

Для романтиков, в особенности немецких, синий цвет, как и фиолетовый имеет крайне мощную положительную символику. Это цвет прозаиков и поэтов, влюбленных в неведомое. «Цвет таинственной души мира» — так романтики воспевают синий, восхищаясь всем разнообразием его оттенков. Все достоинства синего раскрываются в максимальной полноте уже в конце XIX — начале XX в. Голубой считается самым красивым оттенком синего. Романтизм наделяет голубой цвет своего рода религиозным смыслом. На момент написания «Юного Вертера», где Гёте одевает своего героя в синий фрак, синий — был самым модным в Германии 1770-х годов. Ошеломительный успех книги еще больше способствует усилению этой моды. Так синий и получил распространение по всей Европе.

Пабло Пикассо обратился к синему цвету и создал «голубой период» тогда, когда двигателем его творчества были меланхолия, депрессия, переживание горя. Синий цвет может передавать апатию также, как и покой, ощущение глубины так же, как и одновременное ощущение безнадежности.

Невзирая на меланхоличность синего цвета, каким он запечатлился в современной культуре, он также оставляет за собой ассоциации с близостью к истине, космогонии, мистике, создает впечатление духовности и остается любимым цветом для огромного количества авторов.

Источник

Краски Древнего мира: египетский синий

На фото — набор для игры в сенет, принадлежавший фараону Аменхотепу III (1390–1353 гг. до н. э.). Он изготовлен из фаянса (см. Египетский фаянс) и украшен глазурью на основе египетского синего (Egyptian blue). Cам египетский синий был известен гораздо раньше, и ему по праву принадлежит звание самого древнего синтетического пигмента. Его следы были обнаружены на алебастровой миске возрастом более пяти тысяч лет, вероятно принадлежавшей одному из фараонов по имени Скорпион.

Алебастровая миска, найденная в 1898 году в Нехене (Гиераконполисе), Египет. Датируется 3250–3000 гг. до н.э., хранится в Музее изящных искусств в Бостоне. Фото с сайта collections.mfa.org

По химическому составу египетский синий — это силикат кальция-меди (CaCuSi4O10). Его природный аналог — минерал купрориваит (Cuprorivaite), открытый итальянским минералогом Мингуцци в 1938 году. Купрориваит образует очень маленькие и редкие кристаллы и до своего открытия совершенно точно никого не интересовал.

Купрориваит из Германии (Nickenicher Weinberg, Никкених, Майен-Кобленц). Размер кристалла — около 0,1 мм. Фото с сайта mindat.org

Для создания пигмента требуется три главных компонента — кальцит (CaCO3), кварцевый песок (SiO2) и источник меди. В этой роли обычно использовались медные минералы азурит и малахит (см. картинку дня Азурит и малахит) или медная стружка. К смеси компонентов добавлялся флюс (K2CO3, NaCl или Na2SO4), снижающий температуру плавления, после чего смесь нагревалась до 800–900°C и образовывался египетский синий:

Этот процесс требовал поддержания постоянной температуры и продувки воздухом, так как при недостатке кислорода может образоваться красный оксид меди куприт (Cu2O). Ясно, что в Древнем Египте технология оттачивалась на протяжении многих поколений и передавалась от одного поколения ремесленников к другому. Изучение пигмента с различных артефактов показывает, что его состав на протяжении трех тысячелетий почти не менялся. Это подтверждает преемственность технологии.

Фаянсовый бегемот, покрытый глазурью на основе египетского синего, Среднее царство, 2033–1710 до н.э. (см. картинку дня Бегемот без ног). Фото с сайта en.wikipedia.org

Изначально египетский синий, оправдывая свое название, производился в районе современного Египта, но уже в третьем тысячелетии до нашей эры начал распространяться по всему Средиземноморью, заменяя собой более дорогой лазурит и менее насыщенный и стойкий азурит.

Читайте также:  У зеленой радуги семь цветов

Идентифицировать египетский синий на предмете искусства можно благодаря его сильной люминесценции в ближнем инфракрасном диапазоне. Этот недеструктивный (не повреждающий предмет) метод анализа позволяет быстро и недорого картировать участки применения египетского синего и отличить его от других красящих веществ похожего цвета и поздних некорректных реставраций.

Анализ фрагмента древнеегипетского рельефа с изображением богини Маат на предмет использования египетского синего. Фото с сайта ipch.yale.edu

Так, к примеру, египетский синий использовался при написании некоторых из знаменитых Фаюмских портретов, которые клались на мумии поверх лиц умерших. Они были найдены при раскопках города Тебтуниса (Tebtunis) и датируются II веком н. э. (римский период). В те времена египетский синий был достаточно дорогим, но широко применяемым пигментом. До наших дней дошла цена римского фунта (329 грамм) египетского синего в континентальной Италии — сто ассов. Шестнадцать ассов, бронзовых монет, соответствовали одному денарию. Зная, что в денарии в конце I века было около 3,4 граммов чистого серебра, можно подсчитать, что фунт этого пигмента можно было купить за 21,25 грамм серебра (при современной цене около 0,6 долларов за грамм выходит около 13 долларов).

Фаюмские портреты в ближнем инфракрасном диапазоне. Фото из статьи M. Ganio et al., 2015. Investigating the use of Egyptian blue in Roman Egyptian portraits and panels from Tebtunis, Egypt

После падения Рима египетский синий стали производить в меньших количествах и более локально. С VII века он начал постепенно исчезать из палитр художников. Отчасти это было связано с тем, что римский архитектор Витрувий, упомянувший рецепт египетского синего в своем трактате De Architectura, указал его неправильно. Из-за природного высокого содержания карбоната кальция (CaCO3) в итальянском речном песке, видимо, из Альпийских регионов (Альпы состоят в основном из карбонатов кальция и магния) дополнительная добавка этого соединения не требовалась, и Витрувий просто опустил третий компонент химической реакции.

Долгое время считалось, что последний раз египетский синий примененялся для изготовления фрески в базилике Святого Климента в Риме, датированной 847–855 годами. Низкое качество пигмента позволяет предположить, что использовались не случайно найденные запасы римского периода, а новый низкокачественный материал, возможно — результат не самой удачной попытки воспроизвести технологию. При написании фресок VIII века в римской церкви Сан Саба (San Saba) использовалась смесь египетского синего и лазурита — в этом случае синтетический пигмент подмешивали к более дорогому натуральному для удешевления краски. Но до начала XIX века всё же преобладало мнение, что египетский синий — это утраченная древняя технология.

Фреска Вознесения из базилики Святого Климента в Риме. Фото с сайта imaginemdei.blogspot.com

В 1814 году в присутствии сэра Хэмфри Дэви в Помпеях был откопан горшок со странным голубым порошком, который изначально был охарактеризован просто как «помпейский синий». После произведенных в 1880-х годах химических анализов стало ясно, что это тот самый египетский синий. Тогда же была полностью восстановлена технология его производства.

А неоднократное определение в последние десятилетия химического состава древних пигментов в рамках программ по их изучению показало, что на самом деле технология никогда не исчезала полностью. В 2001 году египетский синий был обнаружен на фресках XVI века в Болонье. В 2011 году при исследовании фресок римской церкви Святой Маргарет, авторства Ортолано Феррарезе (Ortolano), также XVI века, египетский синий был идентифицирован по очень сильной люминесценции в инфракрасном диапазоне. Египетский синий использовался и в росписи алтаря XI века в церкви Сан Пере в Таррасе, Каталония, Испания. Это было достаточно неожиданной находкой, потому что никакой информации о производстве этого пигмента в Каталонии в Средние века или иных применений в местной церковной живописи не существовало. Ученые даже предположили, что источником пигмента могли быть случайно найденные куски, обнаруженные кем-то на месте древнеримской художественной мастерской.

Эти примеры показывают, что в Средние века и в период Возрождения в некоторых местах всё же продолжалось производство египетского синего, однако установление географии и реальных масштабов применения этого пигмента с 700 по 1700 год требуют дополнительных исследований.

Источник