Меню

Кто торговал цветами расскажите



История «цветочной мафии» в России и СССР: мы покопались в архивах

Купец Федор Ноев мог бы заткнуть за пояс нынешних магнатов

Если бы в эпоху бедной Лизы, которая приезжала из деревни в город торговать выращенными цветочками, отмечали 8 Марта, Лиза бы точно стала богатой. Нынче все торговцы цветами называют этот день главным в году. Однако Лиза промахнулась минимум на полтора столетия: подобным ей дореволюционным цветочницам оставалось только ждать, когда мимо проедет желающий купить корзинку фиалок барин.

В честь главного цветочного праздника мы выяснили, где и как продавали цветы в Москве разных эпох.

Трубный бульвар в Москве с торговцами цветами в начале 20 века.

Как и многое светское, европейское, бонтонное, обычай дарить на праздники цветы дошел до россиян в XVIII веке — вместе с модой на кринолины, парики и ассамблеи. Именно Голландия, которой так вдохновлялся император Петр, и тогда была, и сейчас остается признанным лидером европейского цветоводства: часть луковиц, которые позднее высадили в садах аристократии, привезли именно оттуда. Правда, вплоть до девятнадцатого столетия они оставались диковинкой, уделом актрис.

— С дореволюционных времен торговля цветами изменилась мало: стоят частные лоточницы, есть торжественные магазины, где их можно заказать. Но изменилась сама суть дарения цветов. Школьной учительницы раньше не было, у мамы наверняка был собственный цветник. Дарили актрисам в театрах, дарили девушкам, причем в том числе при надежде на продолжение банкета, — рассказывает историк московского быта Алексей Митрофанов. — Можно было и позаигрывать с цветочницей: купить цветок и сразу подарить ей — конечно, она сразу пустит его снова в продажу, но суть-то не в этом.

Самым популярным местом была Трубная площадь со стороны Цветного бульвара — собственно, поэтому бульвар и назвали Цветным, там было любимое место девочек-цветочниц. Они приезжали из предместий, продавали те цветы, которые сами вырастили — с мамой или одни, и мечтали устроить личную жизнь. Подойдет барин-красавец, усики подстрижены, прическа набриолинена, пригласит в ресторан, потом возьмет извозчика и проводит до ее загородного Кунцева или Медведкова. а потом женится, конечно. Тогда цветы и ухаживания шли рука об руку .

Цветы можно было купить не только на Цветном бульваре, но и на Сухаревке, на Смоленском рынке. На Кузнецком мосту — вечные французы: много изысканных магазинов цветов, часто с романтическо-иностранными названиями (самые популярные — как и сейчас, «Флора» и Fleurs).

— В Российской империи к этому вопросу подходили очень щепетильно. Существовал специальный язык цветов, который юные барышни учили с самого детства. Сейчас он дошел до нас в виде знаменитой игры «Я садовником родился, не на шутку рассердился» — она была специально придумана, чтобы облегчить процесс знакомства со значениями тех или иных цветов.

Ревность, гнев, страстное чувство — важно не перепутать! Сейчас отголоски того сложнейшего языка дошли до нас разве что в популярных песнях вроде «Желтые тюльпаны — вестники разлуки». Культура потеряна, увы.

Справка «МК»: немного о языке цветов

“Красный — любовь и жизнь, белый — невинность, золотистый — радость, желтый — ненависть, синий — верность.

Нарцисс — возобновление чувств. Орхидея — усердие. Роза: розовая — учтивость, благодарность. Бордовая — красота. Роза без шипов — любовь с первого взгляда.

Тюльпан — признание в любви».

Самым «цветочным» местом старой Москвы считались окрестности Театральной площади — в районе Китайгородской стены еще в 1830–1840 е годы активно продавали букеты. Затем знамя перехватила Петровка — именно здесь работали знаменитые разносчицы цветов, юные девушки, участницы благотворительных кампаний. Часто их непосредственным работодателем являлся ЦУМ (тогда «Мюр и Мерилиз»). Московские прохожие обычно не стеснялись отдать 50 копеек ради красивого, небольшого и стильного букетика. Средства от таких сборов шли на социальные учреждения, — добавил в разговоре с корреспондентом «МК» историк Павел Гнилорыбов.

Непосредственно сам Цветной бульвар и улица Петровка запомнились как места, богатые гиацинтами и розами, из-за находившегося там известного всем москвичам павильона.

Уже в 1880 х годах на Петровке появился первый магазинчик, установленный купцом Федором Ноевым — в течение нескольких лет именно он был главным поставщиком цветов для всей городской аристократии. Как гласит легенда, однажды Ноев здорово выручил литератора Николая Рябушинского, доставив для его банкета 40 тысяч ландышей в разгар зимы — ну чем не сказка «Двенадцать месяцев»!

Ноеву принадлежало сразу несколько цветочных лавок в городе, причем именно он одним из первых поставил на поток поставки цветов с юга. Хотя в Подмосковье цветочное хозяйство существовало, основную часть цветов на продажу везли из Крыма или с Кавказа. К примеру, цветовод Ноев привозил в Москву из Абхазии гиацинты, которые сам и начал сажать в Сухуме в последнее десятилетие XIX века. Позднее эти цветы оценили не только в Москве, но и за рубежом.

Несмотря на то, что у многих в дореволюционной Москве были собственные палисадники, крупные магазины, появившиеся на рубеже веков, все равно окупались — не все даже богатые горожане выращивали цветы самостоятельно: если барин хотел послать цветы на день рождения, он заказывал их по каталогу с курьером и отправлял с записочкой или анонимно.

Если верить справочнику «Вся Москва. Адресная и справочная книга», изданному в 1917 году, под разделом «Цветы живые» значилось помимо гигантов вроде Ноева не менее дюжины лавок — например, некто Карл Иванович Виллар торговал и на Большой Никитской, и на Садовой-Кудринской, а Андрей Федорович Бауер на Сокольничьем шоссе и в Столешниковом переулке. Более того, прямо перед домом московского генерал-губернатора на Тверской улице также стояла цветочная лавка: торговый дом «Степанов, Сидоров и Виноградов», предлагавший букеты, корзины или венки.

Хотя сам праздник 8 Марта упоминается в советской прессе с первого года революции, по-настоящему поздравлять женщин и дарить подарки начали только в 1960 х годах — после прихода к власти Брежнева, когда на праздники стали давать выходные дни, когда появилась возможность погулять вволю. Народ вздохнул свободно, доходов стало чуть больше — тогда появились возможность и желание купить и подарить цветы, благо недостатка их в Москве не было.

Читайте также:  Какие цвета имеет песок

— Каждый москвич 1960 х годов обязательно вспомнит свой любимый рынок: где жили, там и покупали цветы. Кто-то на Черемушкинском рынке, кто-то на Даниловском, кто-то у Рижского вокзала. Цветами торговали везде, проблем с покупкой не было: это видно даже по всевозможным советским фильмам. Цветами из пластмассовых ведер торговали и старички, и старушки, и некоторые гости столицы.

Понятие «цветочная мафия» появилось не просто так: действительно нужно было приложить кучу усилий, чтобы машины с цветами вовремя, к празднику, пришли в Москву.

И тут нужно задать вопрос: а откуда взялась мимоза как символ 8 Марта? Она появилась в Москве в 1960 х годах, и привезли ее из Абхазии — как раз поспевала к весне, была недорогой. Поэтому везли в Москву и тут продавали как раз к празднику весны. Часто добавляли ее к тюльпанам, причем не голландским, а нашим.

Кто-то выращивал их у себя дома, а потом продавал на рынке, к примеру, по рублю. Получалось довольно выгодно, хотя этот вид бизнеса и не был очень распространен — все-таки борьба с нетрудовыми доходами процветала. Тем не менее властям не удавалось искоренить цветочников. И причина проста — советская власть не могла обеспечить нужное количество цветов, особенно перед праздниками.

В московских цветочных магазинах стояли огромные очереди: хотя их было очень много, более 50 магазинов. но попробуйте там к 8 Марта купить розы! Это нереально. В лучшем случае продадут гвоздички, и то после часа в очереди. Кстати, помню интересный факт: почему-то каллы не пользовались популярностью. Хоть они и были в продаже, никто не брал: то ли были не в моде, то ли их вообще за цветы не считали, — рассказал «МК» москвовед Александр Васькин.

По его словам, ни один специализированный магазин, среди которых были «Польская гвоздика» на Ленинском проспекте, «Цветы Болгарии» на улице Большие Каменщики, «Цветы России» на Люсиновской, не мог удовлетворить потребности населения в цветах. Хотя туда должна была поступать вся продукция подмосковных совхозов, государственная торговля не справлялась.

«Я на собственную свадьбу в «Польской гвоздике» покупал букет гвоздик, очередь была огромная, но ко мне отнеслись с пониманием, поэтому я простоял не так много: всего часа полтора до открытия магазина», — делится москвич на форуме воспоминаниями о весне 1986 года.

Поэтому дали возможность цветочникам торговать с грядок, с садовых участков. Так на рынках и появлялись огромные ряды. Главный «штаб» цветочников — Центральный рынок, а оттуда уже цветы развозили по районам. Нередко можно было, особенно перед праздниками, встретить торгующих цветами прямо на улицах, неподалеку от станций метро. При этом, кстати, цветы к 9 Мая или 7 ноября были едва ли не более востребованы, чем на 8 Марта, — все еще считалось, что настоящая советская женщина выше ожидания букета на праздник.

— И торговля была вполне доходной. Хотя вспомним, что еще только при Хрущеве, совсем недавно, тех, кто пытался продать что-то, выращенное на своем дачном участке, преследовали и судили. Это ужасно порицалось: «Он продает на рынке! Он частный собственник!»

Помню, у меня был сосед, который возил на рынок тюльпаны в чемодане, перекладывая каждый нераскрывшийся бутон листом бумаги. Не думаю, что доход был колоссальный, но человеку наверняка нравился сам процесс. И конечно, 8 Марта было главным днем в жизни цветочников! А вот к оформлению никаких требований не предъявляли: завернули и понесли, — добавил Васькин.

Характерно, что обязательным элементом праздника стал даже салат «мимоза» — такой же желтый и пушистый благодаря покрошенному сверху яичному крутому желтку и стружке сливочного масла. Этот же символ запечатлели на всех советских открытках, которые принято было отправлять к празднику.

Источник

Цветы нации: как устроен цветочный бизнес в России

Как выглядит российский цветочный рынок

Россия является одним из крупнейших мировых потребителей цветов. По данным Global Research Consulting, физический объем национального рынка в 2015 году составил 1,77 млрд штук. Последние годы этот показатель остается стабильным, меняясь лишь на 2–5%. Однако в действительности рынок больше, признают исследователи. В их оценке не учтен серый импорт, который всегда был значительным, и цветы, выращенные на продажу в частных хозяйствах.

В денежном выражении российский рынок заметно просел: ослабление рубля обрушило его обороты. В 2015 году объем цветочного рынка в денежном выражении составил $2,6 млрд, что на 27,2% меньше показателей предыдущего года. При этом на импорт приходится, по данным ФТС, более 82% российского цветочного рынка.

Эксперты полагают, что, несмотря на снижение рентабельности, продажи цветов в России в среднесрочной перспективе будут расти. Аналитики BusinesStat предсказывают, что к 2019 году они достигнут 2,16 млрд штук (+23,1% к 2014 году). Драйверами роста в BusinesStat называют развитие сегмента флористических услуг в стране, а также смену потребительских привычек: если раньше цветы приобретались исключительно по праздникам, то теперь их чаще покупают без привязки к дате, а в знак внимания и расположения.

Где в России торгуют цветами

По данным Eventus Consulting, розничная продажа цветов осуществляется в основном через небольшие ларьки и цветочные павильоны (65–70%). Однако доля магазинов и салонов постепенно увеличивается, достигая в некоторых регионах 20%. В крупных городах становятся популярными цветочные бутики.

Главное «цветочное» место в Москве — Рижский рынок на проспекте Мира. Основной формат торговли — мелкий опт (меньше десяти роз в руки здесь не продают). Поэтому среди покупателей значительную долю составляют перекупщики, которые развозят цветы по ларькам в спальных районах. Здесь же закупаются и флористические салоны.

Читайте также:  Каким цветом платье для мамы жениха

Хит нынешнего сезона — «радужные» многоцветные розы из Эквадора. Ими торгует каждая вторая палатка на Рижском рынке.

Большая часть роз привезена из Эквадора и Кении. Но есть и российские — из Подмосковья, Тульской области и Краснодарского края. Цены на розы начинаются от 25 руб. По прогнозам предпринимателей, в мартовские праздники палатки сделают среднемесячный оборот.

Где торговцы берут цветы

На российские прилавки зарубежные цветы попадают несколькими путями, рассказывает владелец оптовой компании «Флорелия» Анатолий Пухно. Это прямые закупки на плантациях в Африке и Латинской Америке, приобретение у брокеров в Европе или перекупка у оптовиков в России.

До начала «санкционной войны» значительная доля цветов приходила в Россию из Голландии, главного европейского поставщика цветов. И хотя розы и тюльпаны не были включены в правительственный черный список, из России они практически исчезли. Россельхознадзор обнаружил в голландских цветах целую россыпь страшных паразитов — калифорнийского трипса, американского клеверного минера, табачную белокрылку и белую ржавчину хризантем. В результате ставшей обязательной санитарной проверки цена на голландские розы подскочила до 500 руб. за штуку, говорят торговцы.

«Дешевле всего покупать на плантациях, их в Эквадоре тысячи», — рассказывает Пухно. Но плантации диктуют свои условия покупки — например, могут продать только 50% красных роз и 50% желтых, объясняет бизнесмен.

«Купить разные сорта можно у брокеров, которые сами выкупают цветы с плантаций, расфасовывают и продают с наценкой в несколько центов оптовикам», — говорит Пухно.

Чтобы заказать цветы крупным оптом (минимальный заказ от 400 до 800 штук в зависимости от сорта, говорится на сайте компании-поставщика Ecuador Flowers), рыночные торговцы объединяются в пул, рассказывает хозяйка одного из столичных цветочных магазинов Ольга Шведова.

Впрочем, по-прежнему работают серые схемы. «Цветы из Голландии, а у нас все хризантемы оттуда, завозятся под видом итальянской продукции. На голландских коробках стоит маркировка «сделано в Италии», — говорит собеседник РБК, работающий в небольшой оптовой компании. Чтобы афера прошла успешно, надо лишь, чтобы сотрудник Россельхознадзора подтвердил, что продукция действительно пришла из страны, указанной в документах, а таможенник принял документы.

Для адептов отечественной продукции возможен вариант с закупкой в российских питомниках. Доля российских цветов на рынке по-прежнему очень мала. По данным Global Research Consulting, в 2015 году на долю выращенных в России цветов приходилось 12% рынка.

По словам Анатолия Пухно, российские розоводы черенкуют известные европейские сорта, но дают им новые названия, избегая таким образом необходимости платить роялти. «Это делает их производство дешевле, а также освобождает их от обязанности соблюдать стандарты качества, принятые для каждого «международного» сорта», — говорит бизнесмен.

Как формируется цена на цветок

Цена зависит от длины стебля и размера бутона, плюс доставка и комиссии посредников. Если в Кении за свежесрезанную розу просят 15–20 американских центов (9–12 руб.), то в московском цветочном салоне она будет стоить уже 80–100 руб.

Компания Flowers Ecuador (не путать с Ecuador Flowers) устанавливает цену на красную розу сорта Freedom высотой 50 см в 15–18 руб. ($0,25). Доставка в Россию увеличивает цену до 33 руб. На рынке такой цветок будет стоить около 50 руб.

Розы с длиной стебля более 80 см того же сорта Freedom в Эквадоре продаются за 30 руб. ($0,4–0,5). С доставкой в Россию их цена увеличивается до 50–55 руб. На Рижском рынке их продают за 80–90 руб. В розничных магазинах цена может дойти до 150 руб.

Российская оптовая компания «Азалия» готова поставлять эквадорскую розу Freedom высотой 50 см за 58 руб. оптом или за 97 руб. в розницу. За 80-сантиметровый цветок цена увеличится до 78 и 129 руб. соответственно.

Питомник «Чеховский сад» продает розы высотой от 50 см по цене от 36 до 57 руб. за штуку. А цена на розы выше 80 см начинается от 60–74 руб., следует из цен, опубликованных на официальном сайте компании.

Кто в России зарабатывает на цветах

Рынок цветов в России достаточно конкурентен — ни один из игроков не имеет долю более 10%. У крупных игроков годовая выручка превышает 500 млн руб.

Крупнейшими по объему выручки оптовиками, по подсчетам Eventis Consulting, являются екатеринбургская компания «Уралторгсервис» (выручка в 2015 году — 3,2 млрд руб., 7% в общеотраслевой выручке) и «Оазис-Цветок» (2,1 млрд руб., 4,5%). Эти компании имеют одного совладельца — Вусала Велиева (владеет 100% «Оазис-Цветок» и 50% «Уралторгсервиса»). Он занимается цветочным бизнесом с 1995 года и за это время создал компанию, которая поставляет цветы во многие российские регионы.

Другим крупным игроком на оптовом рынке была московская Цветочная торговая компания (выручка — 2,7 млрд руб. в 2015 году), но она была ликвидирована в 2016 году.

Важный участник цветочного рынка — зазывала. В Москве они есть практически у всех крупных цветочных сетей. Цель зазывал — показать покупателям, что неподалеку есть цветочный магазин, и указать, где именно, так как сами магазины-склады, как правило, располагаются во дворах или подвалах.

Герой кадра приехал на учебу из Африки и теперь прячет лицо за толстым шарфом от холода. Его доход — рубль за каждую листовку. За час он должен раздать 150 штук. Всего же его рабочий день длится семь часов.

Среди розничных продавцов крупнейшими являются зарегистрированная в Подмосковье «Арман Пизури» (оборот — 601 млн руб. в 2015 году, 1,4%) и петербургская ГК «Цветоптторг» (сопоставимо).

Владельцы «Цветоптторга» Михаил и Роман Шварцманы, как и Велиев, начинали цветочный бизнес с нуля. Долгие годы компания работала как оптовая, однако в 2007 году владельцы приняли решение превратить склады в розничные точки формата cash & carry. На рынке Петербурга компания занимает долю около 40%.

Читайте также:  Кому подойдет цвет волос манго

Росту отечественного производства способствует введение в эксплуатацию ряда тепличных проектов, однако основные инвесторы в этот бизнес — непрофильные, цветы для них — по большей части эксперимент и побочный бизнес.

Одним из таких непрофильных инвесторов является совладелец сети «Магнит» мультимиллионер Алексей Богачев (78-е место рейтинга «Богатейшие бизнесмены России» журнала Forbes с состоянием $950 млн). Он начал инвестировать в строительство цветочных теплиц еще в 2004 году. Первый урожай в 7 млн роз принес в 2006 году $6 млн.

Площадь теплиц принадлежащего Богачеву комбината «Юг-агро», по словам гендиректора компании Сергея Куренева, составляет 16 га. Свою продукцию комбинат продает оптовым клиентам Краснодарского края, а также поставляет в Ставрополье и Ростовскую область, Воронеж, Нижний Новгород, Уфу и Самару. Закупить розы на комбинате можно только крупным оптом — приобрести половину фуры (35 тыс. штук).

Другими крупными отечественными проектами по промышленному выращиваю цветов являются «Новая Голландия» (четыре теплицы по 3 га в Ленинградской области производительностью более 27 млн цветов в год) и тепличный комплекс «Мокшанский» в Пензенской области (сопоставимо).

Крупнейшим производителем цветов в столичном регионе является компания «Розовый сад» — ее теплицы расположены в Калужской области, в 150 км от Москвы. Компания развивает собственную розничную сеть под брендом «Оптцветторг» (около 30 магазинов в Москве).

О том, кто и как регулирует российский цветочный рынок и жалуются ли россияне на высокие цены в преддверии праздников, РБК спросил министерства и службы

«К нам регулярно поступают жалобы от потребителей по поводу повышения цен накануне таких праздников, как 8 марта. Но законных оснований для отстаивания интересов потребителей у нас в данном случае нет. Регулировать цены на цветы в России может только Федеральная антимонопольная служба. Да и то лишь в том случае, если ФАС докажет, что повышение цен имеет признаки картельного сговора. Чтобы установить картельный сговор, нужны серьезные основания, надо провести расследование. Сомневаюсь, что ФАС захочет этим заниматься.

Каких-либо механизмов регулирования цен в розничной торговле цветами не существует. Цена устанавливается продавцом. И государственные контролирующие органы не вправе вмешиваться в ценообразование здесь. А доказать картельный сговор розничных точек продаж цветов, когда их сотни и тысячи, невозможно. Никаких перспектив у такого дела не будет, даже если ФАС заведет его.

Нормальное регулирование цен — рыночное. Там, где есть конкуренция, там и цены оптимальные для потребителей. Потребители в данном случае могут лишь обращаться в местные органы власти, для того чтобы они создавали реальную конкуренцию. Но на примере Москвы мы сейчас видим, что ситуация развивается прямо противоположно: рынок искусственно сжимают. При Собянине (Сергей Собянин, мэр Москвы. — РБК) снесли огромное количество ларьков, в том числе цветочных. Естественно, конкурентная среда сразу же резко ухудшилась».

Министерство промышленности и торговли

«К Минпромторгу торговля цветами относится, как и любая другая торговля. Мы формулируем торговую госполитику, а российские субъекты ее реализуют. Но ценовой (картельный) сговор — это относится к Федеральной антимонопольной службе, слабая конкуренция (мало торговых точек) — к субъектам, мало цветов — к Минсельхозу.

Рынок розничной торговли далек от монопольного. Если это не так — коллеги из ФАС нас поправят. Единственной мерой, сдерживающей рост цен, является развитая разноформатная торговля. Чем больше торговых объектов, тем складывающиеся рыночные розничные цены ниже. Следовательно, региональные власти могут влиять на цены, как развивая постоянную торговлю цветами, так и открывая тематическую сезонную торговлю в виде нестационарных или мобильных торговых объектов. В том числе и работающих напрямую от сельхозпроизводителей».

Федеральная антимонопольная служба:

«Цены на цветочную продукцию устанавливаются участниками рынка самостоятельно и подвержены колебанию в периоды высокого спроса. Ценовых сговоров на рынке цветочной продукции выявлено не было. В случае поступления жалоб от производителей и потребителей продукции этого товарного рынка ФАС России проведет проверку и при выявлении нарушений примет меры антимонопольного реагирования».

Департамент торговли и услуг города Москвы

«В преддверии 8 марта в городе появляются многочисленные перекупщики и торговцы цветами, реализующие «несанкцию». Располагаются они у станций метро, вокзалов, железнодорожных платформ, остановок общественного транспорта, на улицах, в местах наибольшего скопления пешеходов. Ответственность за осуществление торговли и оказание услуг вне специально отведенных для этого мест предусмотрена Кодексом об административных правонарушениях города Москвы (статьей 11.13). В частности, на нарушителей накладываются штрафы: в размере от 2,5 тыс. до 5 тыс. руб. — на граждан, от 5 тыс. до 10 тыс. руб. — на должностных лиц, от 50 тыс. до 200 тыс. руб. — на юрлиц.

Департамент торговли проводит свои рейды по выявлению точек продаж «несанкционки» при участии сотрудников московской полиции, метрополитена, префектур и управ города, а также представителей госучреждений «Гормост» и «Организатор перевозок».

Россельхознадзор:

«Участие Россельхознадзора в регулировании рынка цветов заключается только в контроле за этой продукцией. Как правило, в импортных и отечественных цветах проверяется наличие карантинных вредных организмов для России. В случае обнаружения карантинных вредных организмов принимается решение в отношении этих цветов. Такие цветы являются небезопасными для сельскохозяйственной отрасли страны и могут нанести экономический ущерб государству.

На сегодняшний день действуют ограничения на поставки всей растительной продукции высокого фитосанитарного риска из ряда стран: Украины, Болгарии, Албании, Республики Сомали, Нигерии, Сирии. Отсутствие поставок цветов из этих стран никак не отражается на рынке цветов в связи с тем, что указанные страны ранее либо поставляли в Россию эту продукцию в минимальных количествах, либо совсем не поставляли».

При участии Ирины Парфентьевой, Анастасии Демидовой, Алены Махуковой, Юлии Сапроновой

Источник

Adblock
detector