Меню

С этими желтыми цветами маргарита



Статья «Желто-черная гамма в раскрытии темы любви в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»
статья по литературе (11 класс) на тему

ЖЕЛТО-ЧЕРНАЯ ГАММА ЦВЕТОВ В РАСКРЫТИИ ТЕМЫ ЛЮБВИ

В РОМАНЕ М. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Любовь… Что может быть сильнее этого чувства? По мнению великого Данте, автора «Божественной комедии», именно оно «движет» «солнцем» и «светилами», то есть управляет нашей жизнью. Поэтому тема любви вечная для мировой литературы, но каждый писатель или поэт подходит к ее изображению по-своему.

Скачать:

Вложение Размер
chistovatvlyubov.docx 20.41 КБ

Предварительный просмотр:

ЖЕЛТО-ЧЕРНАЯ ГАММА ЦВЕТОВ В РАСКРЫТИИ ТЕМЫ ЛЮБВИ

В РОМАНЕ М. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Любовь… Что может быть сильнее этого чувства? По мнению великого Данте, автора «Божественной комедии», именно оно «движет» «солнцем» и «светилами», то есть управляет нашей жизнью. Поэтому тема любви вечная для мировой литературы, но каждый писатель или поэт подходит к ее изображению по-своему.

Любовь Мастера и Маргариты, героев одноименного романа
М. Булгакова, рождается в том мире-аде, в котором главными ценностями являются коричневые членские билеты, дачи под Киевом и другие материальные ценности. Но о ней писатель говорит романтично, возвышенно: «За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!» Таким образом, он в самом начале повествования о любви Мастера и Маргариты дает ей свою оценку – «настоящая, верная, вечная».

Лейтмотивом описания их любви является сочетание желтого и черного цветов. Наверное, трудно сразу объяснить замысел писателя. Желто-черная гамма – это цвета того грешного мира, в котором живут герои, это и цвет Воланда (один глаз его был черным, а другой зеленым «с золотой искрой на дне»)… Однако, возможно, есть у этой цветовой гаммы и другое значение?

Желтый цвет на черном фоне — этот цветовой знак остановил Мастера на Тверской и заставил увидеть Маргариту, выделить ее из “тысяч людей”. Их встреча произошла, когда Маргарита несла желтые цветы, которые выделялись на ее черном пальто. “Отвратительные, тревожные желтые цветы. Нехороший цвет”, — говорит о них Мастер. Но именно этот цвет стал их знаком. Цветы эти (мимозы) не нравились ни Мастеру, ни Маргарите, но, как потом говорила Маргарита, купила она их только для того, чтобы Мастер наконец нашел ее, и, ”если бы этого не произошло, отравилась бы”. Оба они любили розы, и потом именно эти цветы будут храниться в коричневом альбоме Маргариты вместе с фотографией Мастера, сберкнижкой на его имя и обгоревшим листком романа о Понтии Пилате — все смешалось в этом мире. А пока только желтые цветы могли оказаться у нее в руках в этом грязном желтом переулке! Это цветы того грешного мира, в котором они оба жили и от которого хотели отказаться, не зря Маргарита выбрасывает их, услышав ответ Мастера на свой вопрос, нравятся ли ему ее цветы. Больше они не нужны: судьба свершилась — любовь «поразила их обоих».

Главная героиня романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита» – обычная женщина. Жизнь Маргариты протекает вполне благополучно: у нее есть молодой, красивый, добрый, честный, обожающий ее муж, «очень крупный специалист, к тому же сделавший важнейшее открытие государственного значения». Вдвоем они «занимали весь верх прекрасного особняка в одном из переулков близ Арбата». Но жизнь, за которую «многие женщины» отдали бы «все, что угодно», кажется ей «пустой». Она несчастлива! Хотя в этом есть и ее вина: она вышла замуж без любви. Впрочем, Булгаков этому не уделяет никакого внимания, как будто это обычная история для того мира, в котором живут герои. А вот «никем не виданное одиночество» в глазах – это только у Маргариты. Наверное, за это и прощает ей писатель все ее ошибки.

Маргарита – женщина, безусловно, крайне недобродетельная. Причем она получилась у Булгакова подчеркнуто, вызывающе неодобрительная: она становится “тайной женщиной” Мастера, ей приходится лгать мужу. А ведь тайна всегда связана с чем-то темным, не зря Маргарита появляется в окне Мастера в туфлях с черными замшевыми накладками-бантами и, скорее всего, в длинном черном шелковом платье (“черный шелк”).

Наверное, любая земная любовь грешная. Но нельзя осуждать ее (считать грехом!). И роман Мастера и Маргариты доказывает это. Маргарита ведет за собой Мастера, ведь у любви женское начало всегда сильнее. Мастер, конечно, слабее своей возлюбленной: он сам признается Ивану Бездомному, что боится темноты, видимо, она ассоциируется в его сознании с ужасным миром писательской братии, ополчившейся против него. И Маргарита, как истинно любящая женщина, начинает борьбу за душу любимого, за его восхождение. Она бросает своего мужа только тогда, когда понимает, что нужна Мастеру, что он пропадет без нее, и становится для него музой, женой, любовницей, матерью. Благодаря ей он закончил свой роман. Маргарита шьет Мастеру черную шапочку и вышивает на ней желтым шелком «М». Эта шапочка – своеобразный символ ее любви – материнской защиты (желтый на черном!) своего возлюбленного, даже некоторое преклонение перед ним. А ведь в истинной любви женщины к мужчине всегда есть что-то материнское! Интересно, что Маргарита просит уставшего Мастера бросить все и уехать к Черному морю. Именно Маргарита называет его Мастером, потому что слово «писатель» скомпрометировали члены МАССОЛИТа. Может быть, поэтому, находясь в сумасшедшем доме, единственное, что вспоминает Мастер, — это темный силуэт возлюбленной. В этом случае черный цвет символизирует, наверное, силу любви Маргариты, ее самоотверженность и бесстрашие.

Казалось бы, Маргарита – сильная женщина именно потому, что любит. Но и ей свойственна слабость: истомившись от одиночества, она готова отказаться от любви-страдания («Прошу тебя, отпусти меня, дай мне наконец свободу жить, дышать воздухом», — просит она мысленно у Мастера). Но именно здесь и появляется пламенно-рыжий Азазелло, предлагающий ей отправиться на Бал Сатаны. “Королевская кровь” Маргариты проявляется, наверное, в ее готовности променять действительность на свободу и фантасмагорию ирреальности, так как в ней осуществимо сокровенное желание (“. вы намекаете на то, что я там могу узнать о нем. еду, куда угодно!”). Ради своей любви, ради спасения Мастера она готова на все, даже на грех!

Не случайно Азазелло предлагает Маргарите именно желтый крем в золотой коробочке, при помощи которого она превращается в помолодевшую обворожительную ведьму. Именно в этом отрывке Булгаков подробно описывает ее внешность: чернеют ее волосы (возвращается их природный цвет), зеленеют глаза, но тело неожиданно начинает испускать свет; недаром восклицает потрясенная Наташа: “Маргарита Николаевна! Ведь ваша кожа светится. Атласная! Светится!” Кстати, имя Маргарита по-гречески означает ”жемчужная”: атласное свечение как раз и напоминает жемчужный цвет, но не молочно-белый, а телесный, желтовато-розовый, цвет полной луны. А на ее лице исчезают желтые тени у глаз: уходит из нее грешная земная плоть, и появляется новая высокая душа, готовая к полету, устремленная вверх.

Для спасения Мастера, для полного очищения своей души, как это ни парадоксально, Маргарита должна пройти через желто-черную залу Воланда, принять на себя грехи других и при этом остаться Королевой! Черный цвет здесь цвет нечистой силы, тьмы, бездны, вечности, а желтый – знак греховности гостей Воланда. Примечательно, что Коровьев встречает Маргариту «во тьме… с лампадой» в руках и вешает ей на грудь «тяжелое в овальной раме изображение черного пуделя на тяжелой цепи». Черный пудель — своеобразный символ Воланда: он появляется перед Берлиозом, держа в руках «трость с черным набалдашником в виде головы пуделя». Но в контексте романа этот атрибут Сатаны в обратном освещении (бал Воланда – это переплетение реального и мистического, граница двух миров, где все «наоборот») воспринимается как крест, который суждено нести Маргарите. Она чувствовала во время бала, что цепь становилась все тяжелее, видимо, от тех грешных историй, которые поведали ей приближенные и гости Воланда. Возможно, бал у сатаны нужен Булгакову как испытание Маргариты: человек проверяется в испытаниях, только так можно выявить сердцевину человека. В конце бала она просит за Фриду «вопреки всем возможным соображениям» (а если бы попросила за Мастера, может быть, его бы и не спасли?!). Конечно, Маргарита – «светлая королева»! И она доказывает Воланду, что способна самоотверженно любить.

Желтые цветы, встреча с Мастером, черная шапочка, сшитая Маргаритой, ее полет, бал Воланда, усталость и боль после него — это путь борьбы Маргариты с грешным миром за свою святую, верную любовь. Это путь любой Женщины, которая Летает, которая Любит.

Воланд забирает Мастера и Маргариту с собой, потому что в этом «желтом», грешном, грязном мире нет места чистой, красивой любви. «Волшебные черные кони» уносят их «в вечный дом» с «венецианским окном и вьющимся виноградом», где они будут счастливы, а луна освещает им путь. Там в их комнате будут гореть свечи (желтый – здесь символ чего-то высокого, святого); а по вечерам Мастер будет одевать вместо черной шапочки «свой засаленный и вечный колпак», а беречь его сон будет Маргарита. Они уходят в Вечность…

А подлинно бессмертной силой, которая царит в нашем мире и побеждает мрак бесконечности, оказывается, по мнению М. Булгакова, жемчужной свет женской любви.

Источник

Желтые цветы Маргариты в Баку — зашифрованный знак из истории Иерусалима? (ФОТО)

Фотолитературный проект-исследование фотографа, прозаика Вадима Мансурова и модели Наргиз Джавадовой.

Как часто, перечитывая знаменитый роман Булгакова, вы обращали внимание на странный ритуал знакомства Мастера и Маргариты? Почему для поиска своего Мастера булгаковская героиня использовала такой загадочный прием — прогулка по городу с охапкой желтых цветов? Женская спонтанность или нечто большее? И в конце концов — что за желтые цветы несла Маргарита к месту рандеву?

Фотолитературный проект «Желтые цветы Маргариты» постарался пролить свет на ряд зашифрованных посланий, заложенных в роман, возможно, самим великим писателем.

Вообще роман Булгакова, как известно, переполнен массой архетипов, метафор, аллегорий, которые разгадывали и продолжают разгадывать литературоведы. Однако вопросы по сцене с желтыми цветами и по сей день остаются открытыми.

«Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы. Черт их знает, как их зовут, но они первые почему-то появляются в Москве. «.

До самого конца главы автор в лице Мастера и не пытается определиться, упрямо обозначая букет в руках Маргариты, как «желтые цветы». Отметим, что на данный момент множество литературоведов и булгакоманов считают для себя этот вопрос решенным. Чаще всего принято считать, что в руках Маргариты в роли весенних первоцветов были мимозы или хризантемы. Притом большая часть экспертов склоняется к мнению, что все-таки мимозы. В первую очередь, исходя из убеждения о связи между выражениями «отвратительные, тревожные цветы» и недоброй славой мимоз считающихся цветами «печали и одиночества». Но не слишком ли прост этот вывод? Любые предположения по поводу этих и других первых «весенних» цветов не отвечают на главный вопрос о миссии цветов- если Маргарита хотела быть узнанной наверняка, то печальная слава мимоз, не говоря уже о совершенно безобидных хризантемах, подснежниках, тюльпанах, даже вкупе с их цветом не могли стать для Мастера явным сигналом к действию. Притом явный намек на «отвратительность» желтых цветов указывают на то, что скорее всего подтекст этого обращения следует искать в более глубоких слоях текста легендарного романа.

В частности, российский искусствовед Галина Дербева считает, что именно такой подход необходим в понимания булгаковского послания. В романе такого рода, считает Дербева, где прошлое и настоящими связаны десятками видимых и невидимых на первый взгляд смысловых нитей, пропитано взаимосвязью библейского и настоящего, цветы Маргариты должны были предстать для Мастера особым сакральным знаком и никак не иначе.

Взглянем теперь на цветы в руках у нашей восточной Маргариты.

Крупные желтые нарциссы удивительно красивы рисунком своего бутона, и его трудно перепутать с каким-либо другим цветком. В то же время, по мнению, Дербевой, именно шесть лепестков нарцисса ассоциируют его с семитской (еврейской) звездой, которая в свое время стала своеобразным знаком изгоя на Святой Земле. Именно знаком семитской звезды желтого цвета отмечали крестоносцы одеяние евреев в 12-13 веках, что как считалось, позволяло выделять потенциально «неверных» в толпе. Следовательно, нарциссы в руках у Маргариты вполне могли трансформироваться в тот самый сакральный символ понятный Мастеру и объясняющий всю «отвратительность» желтых цветов. Цветов с дурной славой.

Однако на этом Дербева не останавливается. Оппонируя самой себе, она отмечает, что если ее замысловатая теория верна, то в тексте мы должны встретить описания некого другого цветка, который должен выступить неким антиподом апокалиптическому нарциссу. При этом Булгаков должен был подчеркнуть его присутствие в романе, создав таким образом рисунок противостояния светлого и темного. И как не удивительно, этот цветок в романе присутствует.

Это роза и о ее особая роль в романе подчеркивается неоднократно. Роза упоминается в том же самом диалоге Мастера и Маргариты, как противопоставление букету в руках героини. Вспомним ее обращение к Мастеру в ходе знакомства: «- Вам нравятся мои цветы? — Нет, я розы люблю.»

Роза в христианской истории играет важное значения. Согласно христианским преданиям, красные розы появились из капель крови распятого Христа. Пять смертельных ран Христа ассоциируются с пятью лепестками Rosa Sancta (Святой Розы). Белая роза — символ Девы Марии, чистоты и невинности. В романе розы нередко упоминаются в описание отдельных сцен, появляется как элемент пейзажа и символ любви Мастера и Маргариты. Розы фигурируют в истории Понтия Пилата, украшают лепнины колон на празднике сатаны, в струях розового масла на балу купается Маргарита.

Таким образом, исходя из языка метафор, мы находим немало подтверждений теории Дербевой о происхождения «знака» желтых цветов. В нашей же, восточном восприятие желтый весенний букет Маргариты может быть ассоциирован еще и с приходом праздника Весны, а следовательно и весеннего настроения. Особенно с нарциссами, или «наргизами», которые, в наших краях, являются чуть ли не единственным весенним первоцветом. Итак, обратимся туда, откуда пришли:

Булгаков: «Она несла в руках, отвратительные, тревожные желтые цветы. Черт их знают, как их зовут, но именно они первым появляются в Москве. «

Наш ответ великому Мастеру:

«». Это были нарциссы, и только на этом приморском бульваре, только в руках Маргариты, они выглядели и звучали, как первый аккорд неотвратимой, дерзкой и такой прекрасной весны. «

Текст, фото: Вадим Мансуров (Decado). Модель: Наргиз Джавадова.

Источник

Читайте также:  Карамельный цвет волос как покрасить