Меню

Три красных линии зеленым цветом



Про красные, зеленые, прозрачные и перпендикулярные линии

На совещании, которое состоялось во вторник, сотруднику Петрову вынули мозг. Затем его разделили на порции и положили на тарелочки. После проведенной процедуры все сели за стол и начали его есть, показывая при этом свое одобрение. И началось:

— К нам поступило предложение реализовать проект. Цель проекта – презентовать несколько линий красного цвета. Этот проект для нашей организации очень много значит. Вы готовы принять такие нагрузки? – обратилась к коллегам сотрудница Марковьева.

— Безусловно, — быстро ответил Недозайцев. Это и был директор, который в любую минуту может принять нагрузку по решению проблемы любой сложности. Ведь с ней придется разбираться кому-то из сотрудников. И продолжает: Ведь мы же сможем?

В ответ на вопрос директора начальник отдела рисования Сидоряхин быстро кивает головой:

— Конечно! У нас есть толковый специалист по рисованию красных линий. Его зовут Петров. Он как раз сейчас находится среди нас. Его пригласили специально по этому вопросу, чтобы он высказал свое мнение.

Тут снова эстафету перенимает Марковьева, начиная представлять другого сотрудника: Меня вы знаете, конечно же. Но среди нас есть специалист по дизайну. Ее зовут Леночка.

Девушка Леночка начинает краснеть и смущаться. Она не так давно окончила экономический. А к дизайну не имеет никакого отношения.

— Так вот, — продолжила Марковьева, – данный заказ заключается в следующем: необходимо нарисовать 7 перпендикулярных между собой линий красного цвета. Вдобавок среди них должны быть еще и несколько прозрачных и зеленых линий. Это выполнимо, как вы считаете?

— Нет, — ответил специалист Петров.

— Не будем спешить с выводом. Перед нами поставлена задача, и мы должны ее решить!, — прервал его Сидоряхин. — Ведь вы профессионал, так не давайте нам повода усомниться в этом.

— Поймите, красные линии должны быть изображены только красным цветом, но никак не зеленым и никаким другим цветом. Это просто невозможно, – объясняет Петров.

— Как вас понять, Петров? Почему невозможно? – возмущенно спрашивает Сидоряхин.

— Есть вероятность, что какая-то часть аудитории данного проекта будет состоять из людей, которые страдают дальтонизмом. Для них не будет иметь значение, каким цветом изображены линии. Но я не уверен, что основная часть нашего проекта состоит именно из таких людей. – отвечает Петров.

— Но с ваших слов мы понимаем, что это возможно, так? – спрашивает Марковьева.

Тут Петров понимает, что немного преувеличил с описанием.

— Поймите, линию можно изобразить абсолютно любым цветом. Но чтобы получить красную линию, нужно использовать исключительно красные цвета, — отвечает он.

— Вы нас путаете? Вы ведь только что говорили обратное?

Петров мысленно начинает карать себя за свою болтливость.

— Вы меня неправильно понимаете. Есть такие случаи, когда цвет линии не имеет значение. Но такие случаи встречаются крайне редко. Понимаете? Но и в таких ситуациях линия не будет именно красного цвета. Понимаете, не будет! Она будет иметь другой цвет, но не красный. Это я вам и хотел объяснить.

После объяснений Петрова наступила пауза. В ней отчетливо ощущалась напряженная и нервная обстановка.

Тут внезапно директору приходит идея.

— А если мы нарисуем эти линии синим цветом?

— Ничего не выйдет, — отвечает Петров. – Тогда линии будут синего цвета.

Снова пауза в разговоре, но Петров решается прервать ее и спрашивает.

— У меня вопрос. Вы говорили что-то о прозрачных линиях. Что вы имели в виду?

Марковьева посмотрела на Петрова как учительница на слабого ученика.

— Что вам не понятно? Вы не имеете представление о понятии «прозрачный»?

— А понятие – «красная линия»?

— Вот видите. Если вы все знаете, так в чем проблема? Нарисуйте нам эти красные линии только прозрачным цветом.

Тут Петров замер. Обдумав ситуацию, он задает вопрос.

— Хорошо, а теперь вы расскажите мне, каков будет результат? Вы можете мне описать его?

— Петров, не забывайтесь! Специалист по красным линиям у нас вы, а не Марковьева. Давайте не будем устраивать здесь детский сад.

— Я стараюсь выяснить некоторые детали данного задания…

Тут его прерывает директор Недозайцев…

— Что вам не понятно? Ведь вы же знаете понятие «красная линия»?

— Так какие объяснения вам еще нужны? Давайте не будем переходить к бесполезным спорам. Задание простое и понятное. Если у кого-то есть конкретные вопросы, то задавайте их.

— Ведь вы профессионал, — говорит Сидоряхин.

Читайте также:  Как определить по цвету краски жесткость пружины

— Хорошо, — соглашается Петров, — с цветом разобрались. А какие еще условия?

— По заданию все линии должны быть перпендикулярны, — отвечает Марковьева.

— Чему перпендикулярны? – спрашивает Петров.

Тут Марковьева начинает просмотр документов.

— Как вам сказать. Ну… Наверное, перпендикулярны ко всему и между собой. Я так поняла, что вы должны знать, ведь вы специалист в этом деле.

— Разумеется, он знает, — встряет Сидоряхин. Ведь мы профессионалы или нет?

— Как это возможно? Ведь только две линии могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу, но никак не семь. Доказательство этому правилу есть в курсе геометрии за 6 класс.

Марковьева машет головой, не обращая внимание на замечание Петрова. А Недозайцев бьет по столу рукой:

— Это как понимать, Петров? Что значит «6 класс»? Давайте не будем доводить наш диалог до унижений. Мы должны быть вежливы друг к другу, чтобы добиться результата. Ведь мы же неглупые люди.

— Я присоединяюсь к вашему мнению, — говорит Сидоряхин.

Петров берет лист бумаги и говорит:

— Давайте попробуем изобразить сейчас эти линии? Нарисуем одну линию. Теперь другую. Вторая линия перпендикулярна первой?

— Да, она перпендикулярна первой.

— Ну вот! – радостно говорит Марковьева.

— Не торопитесь, я еще не закончил. Вот третья линия. Она перпендикулярна первой.

Молчание в комнате, но Петров решил ответит сам:

— Конечно она перпендикулярна первой линии, но не второй. Третья линия параллельна второй.

В комнате полная тишина. Марковьева встает и подходит к Петрову со стороны спины. Смотрит на рисунок через его плечо и неуверенно говорит:

— Вероятно, да. Вы правы.

— В этом и состоит проблема. Только две линии могут быть перпендикулярными. Но если их количество увеличивается…

Не успев закончить свой рассказ, Петрова перебивает Марковьева и просит ручку. Неуверенно рисует три линии и спрашивает:

— Такой вариант возможен?

Тяжело вздохнув, Петров отвечает:

— Это треугольник. В нем всего три линии, а не семь. И они не перпендикулярны.

Марковьева задумывается, а Недозайцев задает вопрос:

— Скажите, а почему линии синего цвета?

— Действительно, а почему они синие? – подключается к директору Сидоряхин.

— Так я же просто демонстрировал рисунок синей ручкой, — отвечает Петров.

— Так может в этом и проблема? – говорит Недозайцев, при этом показывая уверенность в том, что он понял всю сложность ситуации и скорее хочет поделиться своей мыслью с сотрудниками. – Вы попробуйте нарисовать рисунок красными линиями. Вот тогда и посмотрим, что из этого выйдет.

— Будет то же самое, — уверенно отвечает Петров.

— Ну почему? Как можно быть уверенным в том, что вы еще не пробовали сделать? Вы попробуйте и тогда посмотрим.

— Я не брал с собой ручку красного цвета, — сказал Петров. – Но я с уверенностью…

— Вы же знали куда шли. Почему не подготовились? – возмущенно спрашивает Сидоряхин у Петрова.

— Я могу вам с уверенностью сказать, что и с красной ручкой получится то ж самое, — разочарованно говорит Петров.

— Нет, Петров, вы нам сами сказали, что красные линии нужно изображать исключительно красным цветом, но никак не другим. Вот, я даже записал ваши слова. А вы рисуете синим цветом, или по вашему это красный?

— Вот именно, — подчеркивает Недозайцев. – Я ведь тоже спрашивал у вас об этом. А что вы мне ответили?

Внезапно в разговор вмешивается Леночка. Она с интересом рассматривала рисунок с места.

— Кажется я понимаю, что вы хотите сказать, — говорит Леночка. – Ведь сейчас идет речь не о цвете, так? А об этом перпен- что-то-там?

— Совершенно верно, перпендикулярность линий, — говорит Петров. – В этом вопросе цвет линий не имеет никакого значения.

— Вот теперь я запутался окончательно, — говорит Недозайцев, глядя на обоих сотрудников. – Так в чем проблема все-таки? С цветом или с линиями?

Марковьева качает головой, тем самым показывая свое запутанное состояние.

— И с тем, и с тем, — тихо произносит Петров.

— Я ничего не понимаю, — говорит Недозайцев, рассматривая свои руки и сцепленные в замок пальцы. – У нас задача. Она состоит в том, что нужно нарисовать всего семь красных линий. Не двадцать, а всего семь. Ведь это просто. Заказчики просили всего семь перпендикулярных линий. Так?

Читайте также:  Психология восприятия желтый цвета

Головой кивает Марковьева.

— Вот и начальник отдела тоже не видит проблемы, — продолжает Недозайцев. – Правда, Сидоряхин? Так в чем же проблема? Что нам мешает выполнить заказ?

— Геометрия – отвечает Петров.

— А вы постарайтесь не обращать на нее внимание! – говорит Марковьева.

Петров молча стоит и собирается с мыслями. Но их в кучу никак не собрать. В его голове появляются яркие метафоры. С их помощью конечно же можно было донести суть происходящего, но увы, все они начинаются со слова «Блять!». К сожалению, оно будет неуместным в данной беседе.

— Петров, почему вы молчите? Просто ответьте на вопрос, стоящий перед вами – вы выполните или не выполните заказ? У меня создается впечатление, что вы не профессионал своего дела. Мы в течении двух часов обсуждаем один и тот же вопрос и никак не можем прийти к выводу.

— Действительно, — дополняет Сидоряхин. – Пока вы только критиковали и говорили «Невозможно!». Критиковать любой дурак сможет! А вы предложите нам какие-нибудь решения проблемы. Покажите, какой вы профессионал, извините за выражение.

— Давайте попробуем так, — говорит Петров, — я нарисую две перпендикулярные линии красного цвета, а остальные пять будут прозрачного цвета. Их не будет видно, но я их нарисую. Такой вариант вас устроит?

— Леночка, нас устроит такой вариант? – спрашивает Марковьева, — Да, устроит.

— А можно было бы пару линий сделать зеленым цветом, — говорит Леночка. – У меня есть вопрос, можно?

— Да, — отвечает Петров.

— А возможно одну линию нарисовать в виде котенка?

— Что? – задает вопрос Петров после короткой паузы.

— В виде котенка. Дело в том что нашим пользователям очень нравятся зверюшки. Это было бы очень…

— Нет, — говорит Петров.

— Я, конечно, не художник но попытаться нарисовать кота смогу. Но ведь это же не линия. Это кот. Это совсем разные вещи.

В разговор вмешивается Марковьева.

— Не кот, а маленький, хорошенький котеночек. Коты, они…

— Нет никакой разницы, — говорит Петров.

— Никак не сможете? – спрашивает разочарованная Леночка.

— Вы даже не дослушали до конца, — вмешивается раздраженный директор. – А сразу говорите «нет».

— Мысль я понял, — говорит Петров, опустив голову. – Невозможно нарисовать котенка в виде линии.

— Нет, так нет, – говорит Леночка. — И птичку нельзя?

Петров ничего не ответил, и молча поднял взгляд на нее. Леночка все поняла.

— Нет, так нет,- повторилась Леночка.

— Так к чему мы пришли? Что мы решаем? – спрашивает Недозайцев.

— Надо изобразить сем красных линий. Из них: две зеленого цвета, две красного и три прозрачного. Я верно говорю?

— Верно, — подтверждает Сидоряхин, еще до того как Петров попытался открыть рот.

— Отлично,- говорит директор. – На этом все? Может у кого-то еще есть вопросы?

— Ой, еще вопрос, — вспоминает Леночка. – А у нас есть воздушный шарик красного цвета! Вы сможете его надуть?

Недозайцев поворачивается к Петрову и спрашивает:

— Мы сможем это сделать, Петров?

— Разве шарик имеет какое-то отношение ко мне? – спрашивает Петров с удивленным лицом.

— Но ведь он красный, — говорит Леночка.

Петров тупо молча сидит за столом и подрагивает кончиками пальцев.

— Так вы ответите на вопрос, Петров? – нервничает Недозайцев. – Вы сможете это выполнить или нет?

— В принципе я могу это сделать, но. – аккуратно говорит Петров.

— Договорились, — сказал Недозайцев. – Поедете к ним и надуете шарик. Если вам для этого потребуются командировочные, оформим.

— А можно будет это сделать завтра? – спрашивает Марковьева.

— Разумеется, нет проблем, — ответил директор. – Теперь все? Замечательно. Хорошо поработали. Все свободны. До свидания!

Петров посидел еще несколько секунд, чтобы вернуться в реальность. Встает из-за стола и медленно идет к выходу. Но его догоняет Леночка и спрашивает:

— У меня к вам есть одна просьба, — говорит Леночка, при этом краснея. — А вы сможете надуть шарик в виде котенка?

Глубоко вздохнув, Петров отвечает:

— Я же профессионал! Я могу все! – ответил Петров.

Источник

Семь красных линий

— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин. Ну вот. Так что нам мешает выполнить задачу?
— Геометрия, — со вздохом говорит Петров.
— Ну, вы просто не обращайте на нее внимания, вот и все! — произносит Морковьева.

Читайте также:  Закрась четырехугольник красным цветом

«Совещание» (также известное как «Семь красных линий») — мегадоставляющий рассказ блогера Алексея Березина о непростых отношениях заказчиков, менеджеров и исполнителей в любой области деятельности.

Содержание

[править] Суть

Для полноты ощущений рекомендуем вам прочесть сам рассказ, но если даже он вам tl;dr, то вот она:

В некоей фирме идет совещание, на котором присутствуют несколько представителей заказчика, несколько менеджеров и один несчастный исполнитель. Заказчики дают техническое задание: «Нарисовать семь прямых красных линий, все они должны быть перпендикулярны друг другу, причем некоторые должны быть нарисованы зеленым цветом, некоторые — прозрачным, плюс одна — в форме котенка». Исполнитель пытается доказать, что это невозможно, но его начальство вместе с заказчиком хором требуют от него не ныть и решить эту задачу. В конце исполнитель сдается и соглашается на все, лишь бы прекратить общаться с этими идиотами.

[править] Популярность

Раскидала текст коллегам. Сидят, читают, посмеиваются. Пришел начальник, тоже начал читать. Прочитал спокойно, серьезно и сказал: «Чего вы ржете? Обычное рабочее совещание перед началом проекта, я только что с такого.»

Внезапно для автора, рассказ стал дико популярен и немедленно скопипащен на кучу других блогов. Множество энтузиастов перевели «Совещание» на десятки языков мира. Рассказ удостоился несколько экранизаций и театральных постановок (например, в КВН-е), как у нас, так и за рубежом (вот, к примеру, самая известная на данный момент экранизация, снята в Лондоне, 13 393 816 просмотров на ютубе за полтора года). Существуют и вполне серьезные лекции на тему творческого мышления, предлагающие решить задачу из рассказа в качестве примера.

Откуда вдруг возникла столь всемирная любовь и обожание к рассказу, не понимает и сам автор. Но, вероятно, секрет прост: ему удалось максимально наглядно описать всю суть любых взаимоотношений между заказчиками, менеджерами и исполнителями. Люди по всему миру (причем как первые, так и вторые, так и третьи) с радостью узнали в персонажах «Совещания» самих себя.

[править] Плагиатохохлоютубосрач

Поскольку рассказ был экранизирован не только в России, но и за рубежом, многие сегодня видели только британскую версию, будучи не в курсе, откуда пошел оригинал. Так, например, после выхода этой самой британской версии в 2014-м году немало россиянских троллей, изображающих «русофобов», понабежало в комменты к украинской любительской экранизации с воплями: «Тупые рашисты только и умеют, что бездарно плагиатить Великий Западный Кинематограф». С тех пор с периодическими затуханиями продолжается быдлофлешмоб в комментах как к этому ролику, так и к российскому варианту, жертвы которого на полном серьёзе по -дцатому и -сотому разу объясняют троллям, что «плагиат» был опубликован на 3 года раньше «оригинала».

[править] Решения

It’s elementary, you need a space with 7 dimensions.

Сама идея «решить» поставленную заказчиками задачу может показаться абсурдным, ведь суть задачи была именно в том, чтобы показать, как тупые заказчики ставят абсурдные, принципиально нерешаемые задачи. Однако же по-настоящему талантливые и творческие люди (в отличие от исполнителя из рассказа) так просто не сдаются и придумали несколько решений, вполне себе соответствующих поставленной задаче:

[править] С другой стороны

На самом деле ситуация, представленная в рассказе, является самой что ни на есть банальной и рядовой. Заказчики, как правило, сами не знают, что хотят от исполнителей, поскольку тупо не разбираются в той области, где исполнители работают. И это, собственно, и есть задача компании-исполнителя — самим выяснить, что же хочет заказчик на самом деле и сделать это. Менеджеры, в отличие от непосредственных исполнителей, как правило, хорошо это понимают, поэтому и шпыняют последних за то, что те сходу отвечают заказчикам: «Это невозможно!».

Опять же, у многих исполнителей часто складывается стереотипное мышление, и тогда они называют «невозможным» любую задачу, которую они до сих пор ни разу не решали. Изложенные выше решения доказывают, что даже «невозможная» задача часто на деле оказывается возможной, стоит только подумать чуть подольше.

Другой вопрос, что исполнителей на подобные совещания обычно вообще не пускают, потому что это задача менеджеров — выяснять, что надо клиенту, а человеческое ТЗ для исполнителей ставится уже потом.

[править] Алсо

«Красной линией» может называться куча посторонних вещей:

  • Thin red line — тонкий строй английских солдат в красных мундирах
  • Redline — опасно высокие обороты двигателя; или собственно выкручивание двигателя на максимум
  • Линия подземки метро. Например, Сокольническая в Москве.

Источник