Меню

Волос твоих что цвета ржи



Сергей Есенин — Шаганэ ты моя, Шаганэ: Стих

Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Потому, что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Потому, что я с севера, что ли,
Что луна там огромней в сто раз,
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.
Потому, что я с севера, что ли.

Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи,
Если хочешь, на палец вяжи —
Я нисколько не чувствую боли.
Я готов рассказать тебе поле.

Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.

Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Там, на севере, девушка тоже,
На тебя она страшно похожа,
Может, думает обо мне…
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Анализ стихотворения «Шаганэ ты моя, Шаганэ» Есенина

В разнообразной лирике Есенина есть оригинальный цикл – «Персидские мотивы». Он обладает особой уникальностью и своеобразием, так как «народный певец» России обращается к образам Востока. «Крестьянский» поэт сумел блестяще раскрыть «восточную тему». Есенин так и не смог побывать в Персии, но в сер. 20-х гг. совершил ряд поездок в Грузию и Азербайджан. Эти поездки стали источником вдохновения для поэта, особенно ему понравилось на даче П. Чагина, где была сымитирована настоящая персидская иллюзия в виде различных элементов и декоративных украшений в восточном стиле. В цикл входит стихотворение «Шаганэ, ты моя, Шаганэ. » (1925 г.), созданное Есениным под впечатлением от знакомства с Шаганэ Тальян, преподающей литературу в Батуме.

В большинстве произведений «персидского цикла» Есенин восхищается восточными красотами, подробно останавливается на их описании, использует восточную терминологию. В данном же произведении автор просто разговаривает с красавицей Шаганэ, олицетворяющей собой таинственный Восток. Оно выражает искреннюю тоску поэта по своей родине. Есенин разворачивает перед Шаганэ широкую картину своей незабываемой Руси. Он уверен в ее превосходстве над персидскими красотами. Есенин даже не считает нужным использовать контраст для доказательства своей правоты. Только во второй строфе он утверждает, что на родине «луна… огромней в сто раз». А Шираз (поэтический центр мусульманства) не идет ни в какое сравнение с «рязанскими раздольями».

Центральный образ, который поэт хочет передать собеседнице – «волнистая рожь при луне». Эта фраза становится рефреном, она повторяется несколько раз. Этим образом проникнуто все произведение. Есенин особо выделяет связь с родной землей через свои «волнистые кудри», взятые у ржи.

Любовь к родине ярко выражена через намеренно искаженную фразу «я готов рассказать тебе поле». Родная земля как бы утрачивает физические свойства и становится восторженным рассказом ее преданного сына. Есенина переполняет любовь к родным просторам, ему не терпится поделиться ей с теми, кто никогда не был в России.

В конце стихотворения Есенин даже забывает о восточной красавице, которая вызвала воспоминание о «северной девушке». Во время разговора с Шаганэ поэт надеется, что русская красавица в этот момент думает о нем. Эта мысль согревает автора и позволяет справиться с неизбежной тоской по родине.

Источник

Волосы цвета ржи

Я помню, как она обрезала волосы. Прислала мне фотку. Пишет: «Ну как?» Отвечаю: «Классно, тебе очень хорошо». А сама думаю: «Ну и уродство».

Она жила тогда где-то на Славутиче, встречалась со своим унылым парнем и все время твердила мне, что я не умею дружить. Я отвечала ей, что не стоит от меня чего-то ждать. И что вообще за странные фразочки – умею, не умею. А сама думала: «Ну и дела».

Глаза у нее были какие-то прозрачные, не голубые и не зеленые, какие-то астеничные, если так вообще можно о глазах. Еще и отсвечивали чем-то серебристым. Странные, в общем, глаза. Кожа очень белая, но не такая, как у некоторых взрослых с хорошей генетикой: не упругая, без здорового румянца и фарфоровой белизны. Просто белая кожа, эти болезненные глаза, маленькие ушки, нос с портрета про Беатриче Д’Эсте и какой-то идеальной формы рот. Короче, она была красавицей, но только не с первого взгляда. А, ну и конечно, у нее были прекрасные волосы, цвета ржи или чего-то, что собирают хлебопашцы на летнем поле, чего-то, что вызывает в голове именно такой ряд: поле с жирным солнцем посередине, колоски, женщины с советских картин с крепкими силуэтами – именно этот и никакой другой. Ряд. И во всем этом ощущение законченности, живости, наличия завтрашнего дня. Такие у нее были волосы. Как рожь, солнце или эти женщины. Приглаженные, ненаэлектризованные, волосинка к волосинке. Но, конечно, она решила, что от них нужно избавиться – ведь только и слышала о них, и так страдала, так сильно страдала от этого: «Оу, у тебя такие красивые волосы, прямо можно в рекламе снимать!» – «А как же мои глаза, как же мои уши и то, как все это чудесно сложилось? Как же онтология Платона и моя любимая музыка? В срань цвет ржи», – так она себе наверняка и сказала, и обрезала свои волосы.

– Почему ты вообще решила их обрезать?

– В смысле? Типа жалко – они же такие классные, как в рекламе? И ты туда же?

– Я имею в виду, если это жажда перемен, ты могла бы купить линзы, нарастить ресницы пучковым методом, сделать перманентный макияж.

– Перманентный макияж? Мы что, в 2002-м?

– А я знаю. Ты хочешь сказать, что волосы – это мое единственное неоспоримое достоинство. Мое сокровище. И нужно быть либо очень смелой, либо очень уверенной, либо очень сумасбродной, чтобы это сделать.

– И что в этом плохого? Что плохого, даже если я и такое хотела сказать?

– Просто ты никогда меня не поймешь. У тебя все нормально, у тебя нет таких волос. То есть человек при общении с тобой не будет циклиться на твоих волосах. Он будет концентрироваться на внутреннем мире, на том, какой у тебя тарифный план на “Нетфликсе” и какие у вас отношения с братьями и сестрами.

– У меня нет братьев и сестер.

– Не важно. Ты же понимаешь, что не важно.

– Понимаю, но ты сейчас почти сказала, что я уродина.

– Зачем ты это говоришь? Ты же вылитая Шанталь Гойа в ее двадцать, и это твердит процентов 85 твоих знакомых.

– Ну и чем это не тождественный твоим волосам кейс?

Конечно, для нее это был никакой не тождественный кейс. В тот день она долго гуляла со своим парнем по Днепровской набережной, думала о трансцендентальных диалектиках (хотя вряд ли), заходила в кафе и ела свои любимые пирожные – картошку с орехами в форме груши. Она могла съесть штуки три почти подряд. Мы не виделись месяцев пять. Пять или четыре, в общем, наш с ней стандартный промежуток времени.

Как-то мы встретились и почти целый день болтались по городу. Мы ели раков и пили пиво, потом пошли в центр брызгаться нишевыми парфюмами, пахнущими, если верить этикеткам, джазовым клубом, чистым воскресным утром или односолодовым виски. Мы обсуждали комплексные обеды, лаунж-зоны в офисах, мезотерапию и новый, ранее неопубликованный, сборник рассказов Фицджеральда «Я за тебя умру». А потом я спросила:

– Так а че я не умею дружить? Из-за этих наших перерывов в пять месяцев что ли?

– Ну да. С тобой нет постоянства. Для меня это в дружбе важно.

– Нам же не по 13, серьезно. Какая разница, как часто мы видимся, если нам есть что обсудить, есть что рассказать друг другу.

– Именно из-за этой безответственной точки зрения ты и не умеешь дружить. Как по мне. Конечно, только как по мне.

– Спасибо, что не обобщаешь. Я так не считаю. У меня так со всеми, не только с тобой. Почему это для тебя так важно?

– Ладно. Я уже смирилась, что нам не стать друзьями. Ну, то есть мы друзья, но в моей отдельной нише. Друзья, но у нас нет собственных стикеров в телеграме, понимаешь? Для меня дружба – плотное перекидывание мячика. Если кто-то забудет кинуть в ответ, отойдет надолго перекурить или попадет в кусты, игра становится не такой синхронной, не такой всепоглощающей. И вот с тобой эта игра в мяч – она как бы есть, но какая-то не такая. Понимаешь?

Понимаю. В школе мы переписывались с лучшей подругой письмами на переменах и менялись айподами. Мне приходилось слушать транс, а подружке русское эмо. Хуже не придумаешь. Мы клялись в этих письмах, что всегда будем вместе, а в 22 будем жить по соседству в Париже (влияние песни Friendly Fires – Paris). Сейчас мы едва ли спрашиваем друг у друга как дела в личке инстаграма.

Потом были еще, в студенчестве. Мы воровали фисташки, вскрывая их прямо в супермаркете и высыпая все в мою огромную сумку с тетрадками на пары. Пили шампанское в ободранной ванной в съемной квартире. Готовились к лабораторным по электротехнике в дыму от аппарата с мокрым. И тоже почти клялись.

Дальше были еще и еще. Но почти все с перерывом в пять месяцев.

Источник

Текст песни элли на маковом поле — где ты

Я искал тебя.
заглядывал во все магазины,
прилавки хранили твой запах теплого смеха и сухого вина.
подозревал в твоей краже всех, включая кассиров,
они ведь тоже могли смотреть в твои стеклянно-пустые глаза.

в моем доме завяли все цветы.
то ли из-за отсутствиия тебя,
то ли воды.

то ли они решили, что здесь абсолютно бесполезно расти.
собрали все пожитки радости
и ушли.

я, обезумев,
бросаюсь за каждым прохожим,
чьи волосы цвета ржи
а тонкие запястья лишь слегка на твои похожи,
через пару дней из трещин в потолке составляю твои черты.

я искал тебя
в каждой чертовой очереди магазина
где
ты I’ve been looking for you.
I looked in all the stores,
counters your smell kept warm laughter and dry wine.
suspected of stealing your all, including cashiers,
because they could also look into your glass and empty eyes.

in my house all the flowers wilted.
whether due to lack of you,
whether water.

whether they have decided that there is absolutely no use to grow.
We collected all the belongings of joy
and left.

I’m mad,
I rush every passersby
Rye whose hair color
and thin wrists only slightly similar to yours,
a couple of days out of the cracks compose your features in the ceiling.

I’ve been looking for you
every damn store queue
Where
you

Источник

«Шаганэ ты моя, Шаганэ»: есенинские блуждания между чувством к женщине и родине

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Шаганэ ты моя, Шаганэ.
История создания – произведение было написано в 1924 году во время пребывания Есенина на Кавказе, поэт включил его цикл «Персидские мотивы».

Тема стихотворения – симпатия к женщине, любовь к Родине.

Композиция – Стихотворение являет собой монолог-обращение к Шаганэ, который условно можно поделить на две части: нежные слова, адресованные Шаганэ и воспоминания о Родине. Формально стих состоит из пяти пятистиший. Особенность его формы – повторения ключевых строк, обрамляющие строфы.

Жанр – элегия.

Стихотворный размер – трехстопный анапест, рифмовка кольцевая АВВА и параллельная ААВВ.

Метафоры – «я готов рассказать тебе поле», «эти волосы взял я у ржи», «не буди только память во мне».

Эпитеты – «красив Шираз», «волнистая рожь».



Девушка

В стихотворении также используется градация. Волнение автора при воспоминании о родине, которую он называет севером, усиливается с каждой строфой. И в последних строках наступает кульминация: он искренне рассказывает восточной девушке о той, другой, которая, возможно, сейчас думает он нем далеко в России.

Во время поездки на Кавказ Есенин вел регулярную переписку с Галиной Бениславской. Девушка была, как известно, наполовину грузинка. Быть может, ее он имел в виду в последних строках этого лирического произведения.

История создания

История создания произведения связана с поездкой поэта на Кавказ. Некоторое время исследователи не могли определить, кому посвящено столь нежное творение. Были предположения, что женщина, к которой обращается лирический герой стиха, – вымышленный образ. В конце 1950-х В. Белоусову удалось разыскать таинственную Шаганэ. Ею оказалась молодая армянка-учительница из города Батуми. Исследователь попросил женщину рассказать об отношениях с Сергеем Александровичем, и она поведала немало интересных фактов.

Читайте также:  Что делать если месячные белого цвета

Встреча Есенина и Шагане Тальян произошла случайно. Женщина возвращалась с работы домой и увидела на улице симпатичного молодого человека, это и был русский поэт. Незнакомка, видимо, сразу понравилась мужчине, так как он разыскал Шаганэ, чтобы познакомиться. Между молодыми людьми возникла симпатия. Они часто прогуливались. Во время одной из встреч Есенин представил женщине стих «Шаганэ ты моя, Шаганэ», после которого написал для нее еще несколько произведений.

Теплым отношениям не суждено было развиться во что-то большее. Поэт вскоре должен был возвращаться домой. На прощанье он сказал женщине, что никогда ее не забудет. На этом связь между ними оборвалась.

Темы и настроение

Лейтмотивом стихотворения представляется фраза «я готов рассказать тебе поле». В нее поэт заложил безмерную любовь к родине. Это выражение приравнивается к «высказать душу». Ему не терпится поскорее ею поделится с теми, кто никогда не видел просторы России. Есенин наделил стихотворение грустными и ностальгическими настроениями и тоской по «рязанским раздольям».

Так, проблемами становятся:

  1. Тоска по родине. Поэт все сравнивает с родными местами и считает, что «как бы ни был красив Шираз, он не лучше рязанских раздолий» или «что луна там огромней в сто раз».
  2. Хоть автор и искренне скучает, но будоражить чувства не хочет: «Не буди только память во мне про волнистую рожь при луне».

В анализируемом произведении С. Есенин развивает мотивы, распространенные в русской и мировой литературе. Он сплетает в единое целое две, казалось бы, разные темы. Стих написан от первого лица, поэтому лирический герой максимально приближается к автору и читателю.

В первой строфе лирический герой ласково обращается к женщине. На то, что перед читателем не чужие люди указывает местоимение «моя». Герой предается воспоминаниям о родном крае и готов поделиться ими с близким сердцу человеком. О родине мужчина может говорить много: «Я готов рассказать тебе поле».

Во второй строфе звучит идея о том, что отчий край всегда милее, даже если чужбина красивее. Лирический герой сравнивает Шираз и рязанские раздолья. Свои чувства к Родине он объясняет просто: «Потому, что я с севера, что ли». Мужчина считает, что внешность дана ему родной природой, поэтому говорит, что кудри свои взял у ржи.

Видно, что что-то гложет сердце героя, так как он просит Шаганэ не шевелить его воспоминания, особенно ему не хочется думать «про волнистую рожь при луне». В последней строфе узнаем, с чем связаны страдания мужчины. В родном крае он оставил девушку, теперь надеется, что она вспоминает о нем. Та девушка очень похожа на Шаганэ, из-за чего, видимо и возникла симпатия к чужой красавице.

Сюжет и проблематика

Как уже было сказано, в данном стихотворении тонко переплетаются две основные темы, кажущиеся абсолютно несовместимыми: симпатия к Шаганэ, проявляющаяся в нежных обращениях, и тоскливые воспоминания о родном крае, будоражащие душу поэта.


Так как стихотворение написано от первого лица, лирический герой, он же рассказчик, максимально приближает читателя к личности автора, и это замечательно.

Видно, что автор прикипел к красавице Шаганэ (ведь в обращении звучит слово «моя»

), доверяет ей и не боится обнажить перед ней свою страждущую душу (
«я готов рассказать тебе поле»
). А страдает он потому, что невыносимо скучает по родине, которая, собственно, и сделала его таким, каков он есть (
«…эти волосы взял я у ржи»
, – звучат его слова). И даже несмотря на то, что местные красоты его также восхищают, отчий край Сергею все же милей.

В конце стихотворения мы узнаем о еще одной причине душевных терзаний поэта: оказывается, в родных краях он оставил девушку, на которую Шаганэ невероятно похожа (возможно, именно поэтому она приглянулась поэту), и теперь переживает и гадает, вспоминает ли та о нем.

Данное стихотворение, можно сказать, показывает то, что поэт удовлетворил свое любопытство, побывав на загадочном Востоке. И теперь он без сомнений хочет вернуться домой, сохранив при этом воспоминания об очаровании Кавказа и красоте здешних женщин.

Средства выразительности

Для раскрытия темы и реализации идеи автор использует художественные средства. Они помогают создать образ лирического героя, передать его переживания.

Главную роль в тексте играет метафора: «я готов рассказать тебе поле», «эти волосы взял я у ржи», «не буди только память во мне». При помощи нее автор реализует идею. Дополняется картина эпитетами: «красив Шираз», «волнистая рожь». Сравнений в тексте нет.

В некоторых строфах автор играет интонацией, чтобы сделать эмоции лирического героя более выразительными.

Кратко о главном

Стихотворение «Шаганэ» написано в 1924 году, его тема двойственна – это попытка разорваться героя между любовью к Родине и женщине. Композиция представляет собой монолог героя, который обращении к девушке Шаганэ (персонаж реальный). Особенность композиции повторение строк, обрамляющих строфы.

По жанру стих – элегия, размер – трёхстопный анапест с параллельной и кольцевой рифмой. В качестве средств выразительности используются метафоры (эти волосы взял я у ржи, я готов показать тебе полю) и эпитеты (волнистая рожь, красив Шираз).

Текст

Шаганэ ты моя, Шаганэ Потому, что я с севера, что ли, Я готов рассказать тебе поле, Про волнистую рожь при луне. Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Потому, что я с севера, что ли, Что луна там огромней в сто раз, Как бы ни был красив Шираз, Он не лучше рязанских раздолий. Потому, что я с севера, что ли.

Я готов рассказать тебе поле, Эти волосы взял я у ржи, Если хочешь, на палец вяжи — Я нисколько не чувствую боли. Я готов рассказать тебе поле.

Про волнистую рожь при луне По кудрям ты моим догадайся. Дорогая, шути, улыбайся, Не буди только память во мне Про волнистую рожь при луне.

Шаганэ ты моя, Шаганэ! Там, на севере, девушка тоже, На тебя она страшно похожа, Может, думает обо мне… Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Средства художественной выразительности

В стихотворении используются следующие тропы:

  • эпитет: «волнистую рожь»;
  • метафора: «про волнистую рожь при луне по кудрям ты моим догадайся»;
  • метонимия: «я готов рассказать тебе поле», «эти волосы взял я у ржи»;
  • гипербола: «луна там огромней в сто раз».

Стихотворение построено на антитезе: Шираз – рязанские раздолья, Шаганэ – девушка с севера.

Аллитерации («ш», «с», «х») передают нежность и задушевность есенинского признания, напоминают шёпот.

Ассонансы («а», «э» в начале и «о», «у» в конце) помогают увидеть, как меняется настроение поэта, когда он вспоминает о родине и начинает тосковать по ней.

Образ родного края

Автор ощущает тоску по дому. Родной край – далекий, бесконечно дорогой для писателя. Сергей Александрович использует все свое красноречие, чтобы продемонстрировать читателям красоту родной земли. Фраза «я расскажу тебе поле» употребляется с осознанной ошибкой. В этих словах кроется смысл откровенности, искренности, открытости – вплоть до выворачивания души наизнанку.

Писатель, с помощью такого приема, показывает особенность славянской души: широта, необъятность. Латентно Есенин сравнивает душу с русскими полями – широкими и вольными, с землей – щедрой и плодоносной. Автор наследует природу: богатство урожая земли переносится на есенинское творчество – такое же плодотворное. Шаганэ никогда не видела рязанских степей. Автор, с помощью ярких, живых слов, сумел живо представить подруге невиданные дали.

Художественные особенности стиха

Сергей Александрович – мастер в области применения подходящих художественных средств и приемов. Есенинский неповторимый стиль служит для передачи переживаний автора-героя. Ключевыми для произведения являются такие средства:

  • метафоры (для реализации идеи поэзии): «я готов рассказать тебе поле», «эти волосы взял я у ржи», «не буди только память во мне»;
  • эпитеты: «красив Шираз», «волнистая рожь»;
  • гипербола: «там Луна огромней в сто раз»;
  • олицетворение: «я готов рассказать тебе поле», «эти волосы взял я у ржи»;
  • повторы: «я готов рассказать тебе поле».

Примечательно, что в тексте отсутствуют сравнения (которые Сергей Александрович часто употребляет в своих поэзиях). Этот пробел уравновешивается игрой с интонацией и ритмом, что лишь подчеркивает общую выразительность и мелодичность произведения. В некоторых местах есенинского шедевра слышатся элементы разговорной речи. Отдельно следует подчеркнуть образ родной земли. Поле, как говорит поэт, можно «рассказать». Это отсылает к мысли об оживленности, одухотворенности земли. Поле обретает физическое свойство, воплощается через рассказ. Сам автор – преданный сын своей отчизны.

5 / 5 ( 1 голос )

Автор: Богдана Носенок

Тема и проблематика

В своём произведении Есенин затрагивает две темы, которые, как кажется на первый взгляд, совершенно не связаны. Повествование в стихотворении ведётся от первого лица, поэтому читатель может уловить те чувства и эмоции, которые испытывал сам поэт.

В первой строфе можно наблюдать, насколько ласково Есенин относится к девушке. Сразу становится понятно, что это не чужие друг другу люди, так как используется местоимение «моя». Главный герой вспоминает красоты своего родного края и делится впечатлениями с близким человеком. Он может рассказывать много и долго о своей родине: «Я готов рассказать тебе поле».

Во второй строфе автор поднимает тему того, что своя родина всегда лучше чужой, даже если та в несколько раз красивее. Поэт сравнивает красоты Шираза и рязанских раздолий. Своё отношение к родному краю объясняет строкой «Потому что я с севера, что ли». Есенин благодарен родине и рассказывает о том, что свои волосы взял у ржи.

Можно понять, что это означает: Есенин с грустью на сердце вспоминает о родных краях и просит Шаганэ не будить память в нём. В последней строфе становится понятна причина тоски писателя. Где-то на Родине он оставил девушку, которая очень похожа на Шаганэ. Именно поэтому в нём и пробудились чувства к незнакомке из других краёв. Есенин надеется, что покинутая им девушка думает о нём.

Проблематика произведения:

  • проблема любви к природе;
  • проблема верности родине;

1.История создания

Есенин ценил и уважал культуру востока. Его мечтой было увидеть Персию, которую он представлял как страну поэзии, родину Саади, Фердоуси, Руми, Хафиза.

Увидеть сказочную Персию ему не удалось, зато поэт посетил Грузию и Азербайджан, красота которых навеяла ему поэтический цикл «Персидские мотивы».

Стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ…», ставшее сердцем цикла, было написано в 1924 году на Кавказе.

С первых дней пребывания в Батуми Есенин познакомился с местной учительницей Шаганэ Нерсесовной Тальян. Девушка была обаятельна, умна, начитана — у них завязалась дружба.

Через короткое время Есенин вручил Шаганэ посвящённые ей стихи, чем немало смутил и удивил батумскую знакомую. Образ Шаганэ овеян нежностью и благодарностью, ведь в этой девушке поэт нашёл то, что всегда искал и редко находил в женщинах: душевную чистоту, простоту, достоинство.

Текст стихотворения

Шаганэ ты моя, Шаганэ! Потому что я с севера, что ли, Я готов рассказать тебе поле, Про волнистую рожь при луне. Шаганэ ты моя, Шаганэ. Потому что я с севера, что ли, Что луна там огромней в сто раз, Как бы ни был красив Шираз, Он не лучше рязанских раздолий. Потому что я с севера, что ли? Я готов рассказать тебе поле, Эти волосы взял я у ржи, Если хочешь, на палец вяжи — Я нисколько не чувствую боли. Я готов рассказать тебе поле. Про волнистую рожь при луне По кудрям ты моим догадайся. Дорогая, шути, улыбайся, Не буди только память во мне Про волнистую рожь при луне. Шаганэ ты моя, Шаганэ! Там, на севере, девушка тоже, На тебя она страшно похожа, Может, думает обо мне… Шаганэ ты моя, Шаганэ!

Литературная критика делает особый акцент на есенинской поэзии под названием «Шаганэ ты моя, Шаганэ». Это произведение – редкий пример синтеза двух тем: признания в любви обожаемой женщине и – одновременно – родной земле. Серьезный есенинский текст изучается в программе 11 класса. Далее мы обратимся к анализу этого шедевра по такому плану: история написания поэзии, композиция, образы и ключевые художественные особенности.

Читайте также:  Как можно изменить цвет iphone

«Паспорт» поэзии

Культурным артефактам в музеях часто присваиваются «паспорта». Попробуем сделать то же самое с есенинским произведением:

  • год «рождения» стиха – 1924-й;
  • место создания: Кавказ;
  • цикл: «Персидские мотивы»;
  • тематика: отношение к возлюбленной и родине;
  • жанр: философская лирика, элегия;
  • композиция: пять катренов;
  • форма: монолог.

История создания произведения

Теперь настало время перейти к анализу истории написания поэзии. Во время работы над произведением Сергей Александрович находился на Кавказе. Поэзия получилась очень личной, даже интимной. Исследователи есенинского творчества и критики долгое время ломали голову, кому же посвящается этот стих.

Художественные приемы: метафора, строфическое кольцо

Используется в стихе «Шаганэ ты моя, Шаганэ» и прием метафоры. Кудри лирического героя сравниваются с «волнистой рожью при луне». Он предлагает догадаться своей восточной собеседнице о том, каким может быть это поле, по его волосам. В особенности становится ощутимым для читателя приближение рассказчика к родным краям во второй и третьей строфе произведения «Шаганэ ты моя, Шаганэ». «Потому что я с севера, что ли…» — делает лирический герой предположение о том, почему ему кажется луна «огромней в сто раз».

Поэт использует также и прием лексического, или строфического кольца. Все пять строф произведения являются одними из самых интересных примеров применения этого способа. Но самое главное в этом произведении все же заключается в том, что его первая строфа содержит в себе начальные и завершающие строки всех последующих строф, а также в ней уже заключаются все мотивы, впоследствии развивающиеся в следующих строфах.

Композиция, сюжет и тема стихотворения

стихотворения разворачивается в области образов и психологического восприятия. Для произведения основными приёмами становятся рефрены, повторы. Кольцевая композиция придаёт стихотворению законченность, делает его особенно гармоничным.

В первой строфе герой говорит о волнистой ржи при луне. Он готов «рассказать поле»

своей Шаганэ. В следующей строфе поэт уже сравнивает луну своей родной земли с луной Персии. Оказывается,
«его»
луна огромней в несколько раз. И даже самый прекрасный город Ирана Шираз не лучше рязанских раздолий, что сейчас особенно остро ощущает лирический герой.

В третье строфе поэт ещё резче обозначает своё единство с родной рязанской землёй: «Эти волосы взял я у ржи»

. В следующей строфе герой предлагает
«догадаться»
о рязанском поле по его волосам. Он просит отвлечь его от мыслей о Родине. В последней строфе Есенин уже говорит о девушке, которая осталась на севере. Возможно, она думает о нём. Первая и последняя строфы создают кольцевую
композицию
не только построением, рефренами, но и по смыслу. Сначала герой видит своей любимой прекрасную персидскую девушку, а в конце вновь прямо обращается к теме любви, но романтический ореол уже обретает девушка, оставшаяся на его Родине.

Рифма в стихотворении кольцевая: рифмуются первая, четвёртая и пятая строки, вторая и третья. Написано стихотворение трёхстопным размером, анапестом

Анализ стихотворения Есенина Шаганэ ты моя Шаганэ

Стихотворение написано вследствие впечатлений от поездки С.Есенина в Грузию и Азербайджан. Он так стремился попасть в эти загадочные восточные страны, влекомый талантом их старинных поэтов, жаждая новых чувств и чужой культуры.

Встречи с местными женщинами восхитили поэта. Он пишет целый цикл поэтических произведений «Персидские мотивы». К этому циклу относится и это стихотворение.

Композиция стиха кольцевая, с рефренами. Строфы тесно переплетены друг с дружкой, они будто сплетаются в венок. Стих звучит как песнь, нежно и мелодично.

Автор использует образность для усиления передачи своих переживаний и ощущений. У него все, как обычно, автобиографично. Образы луны, ржи, цвета его волос, поля – прекрасные помощники в достижении эффекта достоверного рассказа.

Начинается его рассказ с нежного обращения к Шаганэ, это скорее не конкретная девушка, а некий собирательный образ сладкой восточной красавицы. По тону его обращения возникает образ томной таинственной темноволосой феи, задумчивой и молчаливой.

Эта девушка тихо слушает его, гладя его кудри. Он хочет поведать ей о себе, о своей Родине: он хочет «рассказать» ей поле. Понятно, что неправильно построена фраза, но здесь правильно использована по смыслу.

Он все еще восторгается чужими красотами, но уже скучает по своим широким полям с рожью. Бескрайние поля вполне соответствуют широте его души.

Несмотря на близость Шаганэ, поэт вспоминает свою северную возлюбленную, они кажутся даже похожими. Видно, что он скучает по ней, такой далекой.

Даже низко стоящая луна кажется ему меньше, чем своя, родная, северная. Своя кажется огромной, «в сто раз» больше. Везде сквозит такая туга за всем родным и с детства понятным и любимым!

Налицо эмоциональные терзания поэта – физически он находится в экзотической прекрасной стране, а душой – далеко отсюда, на своей родине.

Анализ стихотворения Шаганэ ты моя Шаганэ по плану

История создания некоторых стихотворений

«Шаганэ ты моя, Шаганэ. » 1924 год.

Стихотворение из цикла «Персидские мотивы», написанного во время поездки Есенина на Кавказ. В зимние месяцы 1924/25 гг., когда Есенин жил в Батуме, он познакомился там с молодой женщиной, тогда учительницей — Шаганэ Нерсесовной Тальян, они несколько раз встречались, Есенин подарил ей свой сборник с дарственной надписью. Но с его отъездом из Батума знакомство оборвалось, и в последующие месяцы он никаких усилий к его возобновлению не прилагал, хотя имя Шаганэ вновь возникло в стихах, написанных в марте, а потом в августе 1925 г. Шираз — город на юге Ирана, родина Саади и Хафиза. 8 апреля 1925 г. Есенин писал Г.А.Бениславской: «Я хочу проехать даже в Шираз и, думаю, проеду обязательно. Там ведь родились все лучшие персидские лирики. И недаром мусульмане говорят: если он не поет, значит, он не из Шушу, если он не пишет, значит, он не из Шираза». Эту поговорку Есенин использовал в стихотворении «Руки милой — пара лебедей…».

«Анна Снегина» 1925 год.

Сентябрь 1924 года. Есенин предпринимает поездку на Кавказ, вторую в своей жизни. Он ещё не знает, что на этот разпробудет здесь почти полгода, что эта поездка на юг станет как бы его, есенинской, болдинской осенью. Здесь Есениным будут написаны многие «маленькие поэмы»: «Письмо к женщине», «Русь уходящая», «Русь бесприютная», «Письмо деду», «Ответ», «Стансы», «Метель», «Весна», «На Кавказе», «Поэтам Грузии», «Баллада о двадцати шести», поэма «Цветы», стихи из цикла «Персидские мотивы»; здесь будет создана лучшая, «вершинная» поэма — «Анна Снегина». В Баку, Тифлисе, Батуме Есенин впервые опубликует двадцать семь своих новых произведений. Всё это — за полгода! Создать в такие сжатые сроки такие поистине классические произведения мог только гениальный художник.

Трудно представить то волнение, которое испытал Есенин, когда держал в руках рукопись только что оконченной поэмы «Анна Снегина», на последней странице которой была обозначена дата её рождения: «Январь 1925. Батум». Поэма была напечатана в четвертом номере «Красной нови» за 1925 год. «Радостный, он пришёл ко мне с номером журнала, ещё пахнущим типографской краской, — вспоминат жена поэта Софья Андреевна Толстая-Есенина.- Раскрыл журнал и начал читать. И прочитал… всю поэму. Я сидела не шелохнувшись. Как он читал!»

В своих комментариях к поэме она подчеркивает: «Анна Снегина» в значительной степени автобиографична. В ней определились некоторые моменты из лично биографии поэта и революционные события в Петрограде и в деревне, очевидцем и участником которых был сам Есенин».

В пейзаже поэмы, лирических сценах «Анна Снегиной» по-своему отразились константиновские впечатления поэта.

«За церковью, у склона горы, на которой было старое кладбище, — вспоминает младшая из сестер поэта, А. А. Есенина, — стоял высокий бревенчатый забор, вдоль которого росли ветлы. Этот забор, тянувшийся почти до самой реки, огораживавший чуть ли не одну треть всего константиновского подгорья, отделял участок, принадлежавший помещице Кашиной Л. И., имение которой вплотную подходило к церкви…

Л. И. Кашина была молодая, интересная и образованная женщина, владеющая несколькими иностранными языками. Она явилась прототипом Анны Снегиной, ей же было посвящено Сергеем стихотворение «Зелёная прическа»…» Кашина явилась для поэта лишь одним из прототипов его героини. После революции жизнь её сложилась совершенно по-иному, чем судьба Анны Снегиной.

Поэма «Черный человек»

А. Миклашевская вспоминает: «Мы сидели вокруг стола, на окне сидела какая-то женщина, кажется, ее звали Анна. Есенин стоял у стола и читал свою последнюю поэму — «Черный человек». Он всегда хорошо читал свои стихи, но в этот раз было даже страшно. Он читал так, будто нас никого не было и как будто «черный человек» находится здесь, в комнате. Я видела, как ему трудно, как он одинок»1. Аналогичные мотивы звучат и у писателя М. Ройзмана: «Сергей сел на кровати, положил правую забинтованную по локоть руку (Есенин тяжело ранил руку стеклом. — С.К.) поверх одеяла, во время чтения «Черного человека» поднял ее левой, обхватил… Это напоминало то незабываемое место в пьесе М. Горького «На дне» (МХАТ), когда татарин, встав на колени и, обняв левой рукой забинтованную правую, молится, раскачиваясь из стороны в сторону.

Поэма была длинней, чем ее окончательный вариант. В конце ее лирический герой как бы освобождался от галлюцинаций. Приходил в себя. Последние строки Сергей прочитал почти шепотом.

Все — поза Есенина, его покачивание, баюканье забинтованной руки, проступающее на повязке в одном месте пятнышко крови, какое-то нечеловеческое чтение поэмы производило душераздирающее впечатление. Сергей, просветленный, казалось, выросший на наших глазах, господствовал над нами, смотрел поголубевшими глазами…

Письмо к женщине. 1924 год.

Выступая на вечере, посвященном Есенину, Мейерхольду, Луначарскому (Москва, Центральный дом актера, декабрь 1967 г.), Е.А.Есенина свидетельствовала, что адресатом «Письма к женщине» — бывшая жена поэта, З.Н.Райх (запись выступления — в архиве Ю.Л.Прокушева). Зинаида Николаевна Райх (1894-1939) в 1924 году была актрисой Государственного театра им. Вс. Мейерхольда (ГосТИМ) и женой его руководителя. Печатные отклики на «Письмо к женщине» были немногочисленны. Анонимный рецензент усмотрел в нем (а также в «Письме от матери»), лишь «риторические объяснения» («Красная газета», Л., 1925), тогда как В.А.Красильников назвал «Письмо…» «автобиографической исповедью» (журн. «Книгоноша», М., 1925). О «яростном попутничестве» поэта высказалось несколько критиков. Если В.Липковский писал, что «в эпоху диктатуры пролетариата, яростной борьбы за полную победу на идеологическом фронте опасно оставаться только попутчиком, хотя бы и «яростным»» (З. Вост., 1925), то И.Т.Филиппов (журн. «Лава», Ростов-на-Дону, 1925) и А.Я.Цинговатов отнеслись к этому высказыванию Есенина с сочувствием.

С.Д.Фомин, член Суриковского кружка, вспоминал: «…в начале 1915 г., еще перед отъездом в Петербург, Есенин является к товарищам, где был и я, с большим новым стихотворением под названием «Русь». В тесной накуренной комнате все притихли. Зазвенел голос белокурого Сережи. Читал Сережа с душой и с детски чистым и непосредственным проникновением в те события, какие надвигались на любимую им, мужичью, в берестяных лапотках, Русь. Есенин стихотворением «Русь» гигантски шагнул вперед. Этим стихотворением он и приобретает себе известность и имя» («Памяти Есенина»). Один из первых печатных отзывов о поэме, принадлежащий З.Д.Бухаровой, был также проникнут впечатлением от авторского чтения: «И когда он начал с характерными рязанскими ударениями на «о» рассказывать меткими ритмическими строками о страданиях, молитвах, надеждах родной деревни («Русь»), когда засверкали перед нами необычные по свежести, забытые по смыслу, а часто и совсем незнакомые обороты, слова, образы,- когда перед нами предстал овеянный ржаным и лесным благоуханием «Божией милостью» юноша-поэт,- размягчились, согрелись холодные, искушенные, неверные, темные сердца наши, и мы полюбили рязанского Леля».

«Мы теперь уходим понемногу…» 1924 год.

В рукописи ст. озаглавлено «Ровесникам», при первой публикации — «Памяти Ширяевца». Александр Вас.Ширяевец (наст. фам. Абрамов; 1887-1924) — поэт. «…Я вас полюбил с первого же мной прочитанного стихотворения»,- писал ему Есенин еще 21 января 1915 г., и с той поры его дружеское расположение оставалось неизменным. Хотя Есенин с тех лет считал Ширяевца участником, как он писал, «нашего народнического движения», их личное знакомство состоялось лишь в 1921г., в Ташкенте. После переезда Ширяевца в Москву в 1922г. и возвращения Есенина из зарубежной поездки их встречи стали более частыми, но в ближайшее окружение Есенина он не вошел. 4 апреля 1924г. Ширяевец писал одному из своих друзей: «Дня три тому назад на Арбате столкнулся с Есениным. Пошли, конечно, в пивную, слушали гармонистов и отдавались лирическим излияниям. Жизнерадостен, как всегда, хочет на лето ехать в деревню, написал много новых вещей». Ширяевец умер 15 мая 1924г. от менингита. Болезнь была скоротечной, его внезапная кончина потрясла Есенина. Он тяжело переживал утрату, не верил в болезнь, считал даже, что Ширяевец отравился. Вместе с П.В.Орешиным и С.А.Клычковым вошел в состав «душеприказчиков по литнаследству» поэта.

Читайте также:  Какому цветотипу идут яркие цвета

«Каждый труд благослови, удача…» 12 июля 1925 года.

Сестра поэта А.А.Есенина вспоминала: «В первой половине июля Сергей уезжает в деревню, или, как мы говорили, «домой». Дома он прожил около недели . В это время шел сенокос, стояла тихая, сухая погода, и Сергей почти ежедневно уходил из дома, то на сенокос к отцу и помогал ему косить, то на два дня уезжал с рыбацкой артелью, километров за пятнадцать от нашего села ловить рыбу. Эта поездка с рыбаками и послужила поводом к написанию стихотворения «Каждый труд благослови, удача. », которое было написано там же, в деревне».

«Не бродить, не мять в кустах багряных…» 1916 год.

С.А.Толстая-Есенина высказывала предположение, что «стихотворение было навеяно смертью одной девушки, которую Есенин любил в годы молодости в своем родном селе». Имелась в виду А.А.Сардановская. Предположение неверное (она скончалась позже, в апреле 1921 г.), но стихотворение действительно могло быть связано с А.А.Сардановской. Во второй половине июня 1916 г. Есенин, получив краткосрочный отпуск с воинской службы, ездил к себе на родину и там виделся с ней. Анна Алексеевна Сардановская (1896-1921) — юношеское увлечение поэта. Внучатая племянница отца Ивана (И.Я.Смирнова, священника села Константиново), она вместе с матерью, сестрой и братом часто приезжала к нему и, случалось, проводила в Константинове все лето. В 1918 г. она вышла замуж. Скончалась родами 7 апреля 1921 г. Не исключено, что с известием о ее смерти связан рассказ Есенина, записанный И.В.Грузиновым и отнесенный им к весне 1921 г.: «У меня была настоящая любовь. К простой женщине. В деревне. Я приезжал к ней. Приходил тайно. Все рассказывал ей. Об этом никто не знает. Я давно люблю ее. Горько мне. Жалко. Она умерла. Никого я так не любил. Больше я никого не люблю».

«Не жалею, не зову, не плачу…» 1921 год.

В первой публикации было посвящено Сергею Клычкову. С.А.Клычков (1889-1937) — один из поэтических соратников Есенина. Печататься начал с 1906г., в 1911г. вышел его первый сборник «Песни». Ст. Клычкова стали известны Есенину еще в 1913-14гг. и были им восприняты как «близкие по духу». К этому времени, возможно, относится и начало их личного знакомства. Публикацией этого ст. началось сотрудничество Есенина в «Красной нови», где он за 1922-1925гг. напечатал более 30 произведений. С.А.Толстая-Есенина вспоминала: «Есенин рассказывал , что это ст. было написано под влиянием одного из лирических отступлений в «Мертвых душах» Гоголя. Иногда полушутя добавлял: «Вот меня хвалят за эти стихи, а не знают, что это не я, а Гоголь». Несомненно, что место в «Мертвых душах», о котором говорил Есенин, — это начало шестой главы, которое заканчивается словами: «…что пробудило бы в прежние годы живое движенье в лице, смех и немолчные речи, то скользит теперь мимо, и безучастное молчание хранят мои недвижные уста. О моя юность! о моя свежесть!». С первых печатных отзывов лейтмотивом большинства стт. стало признание высочайшего мастерства поэта и констатация появления в его стихах пушкинских мотивов.

«О красном вечере задумалась дорога…» 1916 год.

Это стихотворение, вместе с четырьмя другими, Есенин в середине октября 1916г. передал И.И.Ясинскому для публикации в Биржевых ведомостях, а 30 ноября 1916г. обратился к другому сотруднику редакции, А.Л.Волынскому, с просьбой «задержать» два из них («О товарищах веселых…» и «О красном вечере задумалась дорога…»). Это связано с намерением автора издать цикл, состоящий из данных стихотворений, а также из ст. «Осень» и «Синее небо, цветная дуга…» в сборнике «Скифы» (сборник 1, Пг., 1917). Рецензент Д.Н.Семеновский писал: «За последние годы в русской поэзии появилась целая школа так называемых «поэтов-народников», ничего общего с народом, однако, не имеющих. Их творчество от подлинно народного творчества отличается так же резко, как опереточный мужичок в шелковой рубахе и плисовых шароварах отличается от настоящего мужика в рваной сермяге и с изуродованными работой руками. Их стихи — утрированный лубок, пряник в сусальном золоте». К числу таких поэтов рецензент относил Есенина. В качестве примера неудачных стихов он цитировал данное стихотворение, выделяя, в частности, выражение «мякиш тишины» (г. «Рабочий край», Иваново-Вознесенск, 1918). Были, однако, и одобрительные рецензии.

«Отговорила роща золотая…» 1924 год.

По свидетельству А.А.Есениной, написано во второй половине августа 1924 г. во время приезда в Константиново: «В этот свой приезд Сергей спал в амбаре. Ему снова нужно было работать, а в риге нельзя было курить, опасно зажигать лампу. Работал Сергей очень много. Я помню, как часами, почти не разгибаясь, сидел он за столом у раскрытого окна нашей маленькой хибарки. Условия для работы были очень плохие… И несмотря на трудности, он упорно работал над «Поэмой о 36». Здесь же им было написано стихотворение «Отговорила роща золотая…»». Один из критиков русского зарубежья С.П.Постников в рецензии на несколько номеров «Красной нови», выделив стихи Есенина «как настоящую вещь, как подлинное художественное произведение», писал: «Теперь у Есенина наступает новый период. Устал он, видимо, озорничать. И в стихах появилось раздумье, а вместе с тем и форма стихов стала проще. Не только в приведенном стихотворении чувствуется это , но и в стихах «На родине» и «Отговорила роща золотая». Не берусь утверждать, что настоящее настроение Есенина устойчивое, но, во всяком случае, оно теперь есть и является интересным периодом в развитии этого талантливого поэта».

«Я помню, любимая, помню…» 1925 год.

По словам С. А. Толстой-Есениной, существовал черновой автограф, который имел «посвящение — А. М. . В дальнейшем посвящение было снято автором. Миклашевская Августа Леонидовна (1891-1977), актриса Камерного театра. Ей посвящен цикл «Любовь хулигана» — из семи стихотворений. С ней Есенин познакомился вскоре после своего возвращения из зарубежной поездки в августе 1923 г. Она была известной московской актрисой, с 1915 г. выступала на сцене Камерного театра, была занята в ведущих партиях: Сакунтала (в очередь с А.Г.Коонен), заглавная роль в «Принцессе Брамбилле», Арикия в «Федре» и др. В феврале 1923 г. Камерный театр отправился в длительную гастрольную поездку за рубеж. А.Л.Миклашевская осталась в Москве, поскольку ей некому было поручить своего пятилетнего сына. Во время знакомства с Есениным она уже не была актрисой Камерного театра, выступала на эстраде, играла в кабаре «Не рыдай», в театре «Острые углы» и т.п. После возвращения Камерного театра она осталась вне его, играла на различных московских и провинциальных сценах и вернулась в Камерный театр только в 1943 г.

«На Кавказе». Сентябрь 1924 года.

В.А.Мануйлов рассказывал об одном из эпизодов своей беседы с Есениным (21 сентября 1924 г. в Баку): «Заговорив о Маяковском, Есенин заметно помрачнел. Он очень был обижен стихотворением «Юбилейное», написанным в тот год к 125-летию со дня рождения Пушкина. Маяковский уничижительно отозвался и о Есенине.» В этом стихотворении Есенин дал ответ Маяковскому.

«Собаке Качалова» 1925 год.

Артист московского Художественного театра В. И. Качалов (настоящая фамилия Шверубович), вспоминая первую встречу с Есениным, состоявшуюся весной 1925 года, пишет: » Часам к двенадцати ночи я отыграл спектакль, прихожу домой… Небольшая компания моих друзей и Есенин сидят у меня… Поднимаюсь по лестнице и слышу радостный лай Джима, той самой собаки, которой Есенин потом посвятил стихи. Тогда Джиму было всего четыре месяца. Я вошел, увидел Есенина и Джима — они уже познакомились и сидели на диване, вплотную прижавшись друг к другу. Есенин одною рукой обнял Джима за шею, а другой держал его лапу и хриплым баском приговаривал: «Что за лапа, я сроду не видал такой».

Джим радостно взвизгивал, стремительно высовывал голову из подмышки Есенина и лизал его лицо; когда Есенин читал стихи, Джим внимательно смотрел ему в рот. Перед уходом Есенин долго жал ему лапу: «Ах ты, черт, трудно с тобой расстаться. Я ему сегодня же напишу стихи».

К немалому удивлению хозяина Джима, поэт сдержал слово. Качалов вспоминает: «Прихожу как-то домой вскоре после первого моего знакомства с Есениным. Мои домашние рассказывают, что без меня заходили Есенин Пильняк и еще кто-то, кажется Тихонов. У Есенина на голове был цилиндр, и он объяснил, что цилиндр надел для парада, что он пришел к Джиму с визитом и со специально ему написанными стихами, но так как акт вручения стихов Джиму требует присутствия хозяина, то он придет в другой раз»

Качалов вспоминал об одном визите к нему в гостиницу, произошедшем во время бакинских гастролей МХАТА в мае 1925 года: «Приходит молодая, миловидная смуглая девушка и спрашивает: «Вы Качалов?» — «Качалов», — отвечаю. «Один приехали?» — «Нет, с театром». — «А больше никого не привезли?» Недоумеваю: «Жена, — говорю, — со мной, товарищи.» — » А Джима нет с вами?» — почти воскликнула. «Нет, — говорю, — Джим в Москве остался». — «А-яй, как будет убит Есенин, он здесь в больнице уже две недели, все бредит Джимом и говорит докторам: » Вы не знаете, что это за собака! Если Качалов привезет Джима сюда, я буду моментально здоров. Пожму ему лапу — и буду здоров, буду с ним купаться в море.» Девушка передала записку и отошла от меня явно огорченная: «Ну что ж, как-нибудь подготовлю Есенина, чтобы не рассчитывал на Джима».

В записке я прочитал: «Дорогой Василий Иванович. Я здесь. Здесь и напечатал стихотворение Джиму (стихотворение было напечатано в газете «Бакинский рабочий» в 1925 году №77, 7апреля). В воскресенье выйду из больницы ( болен легкими). Очень бы хотелось бы увидеть Вас за 57-летним армянским. А? Жму Ваши руки. С. Есенин».

Структурный анализ стихотворения

Стиль написания мягкий, воздушный, мелодичный. Язык простой, а слог легко читается , стихотворение привлекает своей открытостью и откровенностью в выражении эмоций. Сюжет строится на восприятии автором окружающей действительности, на воплощении определенных образов и противопоставлении Родины и чужой страны.

Основной прием выразительности – рефрены или постоянные повторы одной и той же фразы. На них строится кольцевая композиция, которая помогает автору наиболее полно выразить свою мыль, и закончить ее тем, что свой дом роднее и ближе.

Присутствие большого количества метафор помогает автору наиболее полно выразить свое мироощущение: на родине и луна в несколько раз больше, и поля огромны. «Эти волосы взял я у ржи» — пишет он, тем самым, в очередной раз, подчеркивая свои народные корни. Эта метафора как нельзя лучше характеризует единство поэта с природой. Вся структура стихотворения гармонична, стройна и очень музыкальна. Все здесь переплетено, и мысли и рифмы, подобно изысканной русской кружевной шали.

Анализ стихотворения С.А. Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ. «

В стихотворении «Шаганэ ты моя, Шаганэ. » (1924) параллельно развиваются две темы — те­ма родины и тема любви, что очень характерно для есенинского творчества. Лирический герой рассказывает возлюбленной о своей родине: о ее бескрайних полях, о волнистой ржи при луне, которая «там огромней в сто раз». Красной нитью через весь его рассказ проходит тема пронзи­тельной любви к родному краю. Герой — плоть от его плоти: «эти волосы взял я у ржи», его кудри так же волнисты, как «рожь при луне». Он невольно сравнивает свою северную и горячую южную природу. Вывод героя однозначен:

Как бы ни был красив Шираз,

Он не лучше рязанских раздолий.

Отдельного внимания заслуживает композиция стихотворения. «Шаганэ ты моя, Шаганэ. » называют «венком строф», поскольку оно состоит из пяти пятистиший, каждое из которых по­строено по принципу кольца (пятый стих точно повторяет первый). Кроме того, второе пятисти­шие обрамлено вторым стихом первого и т. д. Заключительное, пятое, обрамлено тем же стихом, что и первое. Так образуется кольцевая композиция всего стихотворения, замыкающая венок строф. Такое строение обусловливает особую музыкальность стихотворения и делает еще более выразительной сложную игру чувств и мыслей.

Источник